В этот раз девизом единого урока истории в калининградской школе № 28 стали слова Роберта Рождественского: "Есть память, которой не будет забвенья. Есть память, которой не будет конца".

В школу пришло много знаменитых людей. Тех, кто сражался с фашистами на земле и на море, участвовал в боевых действиях по защите конституционного строя на Северном Кавказе и выполнял свой интернациональный долг в Республике Афганистан, кто долгие годы служил Родине по защите её границ.

В школу пришли участники Великой Отечественной войны Неонила Степановна Юхно, участница обороны Москвы; полковник в отставке Николай Павлович Щербаков, участник битвы за Сталинград, освобождал Украину, Румынию, Венгрию; полковник в отставке Борис Дмитриевич Глыбин, участник боёв за Советское Заполярье, полковник в отставке Владимир Евдокимович Пирожков, воевал на 1-м Прибалтийском, Ленинградском,3-м Белорусском, 1-м Украинском фронтах; капитан 1 ранга в отставке Владимир Степанович Семидьянов, участник войны с Японией; подполковник в отставке Иван Дмитриевич Тихонов, участник штурма Кенигсберга, кавалер ордена Славы III степени; старший лейтенант в отставке Иван Максимович Рожин, участник штурма Кенигсберга.

Ветераны боевых действий и Вооружённых сил СССР и РФ, доблестные продолжатели дела ветеранов-победителей: вице-адмирал в отставке Николай Елизарович Хромов, председатель Совета ветеранов-подводников Балтийского флота, капитан 1 ранга в отставке Александр Сергеевич Леонов, командир подводной лодки; капитан 1 ранга в отставке Александр Анатольевич Сергеев, старший офицер политотдела Калининградского училища; полковник медицинской службы в отставке Анатолий Георгиевич Казанчев; капитан 2 ранга в отставке Виктор Степанович Геманов, академик Академии военно-исторических наук; капитан 2 ранга в отставке Пётр Васильевич Калашников; подполковник в отставке Герман Петрович Бич, житель блокадного Ленинграда; подполковник в отставке Владимир Владленович Быков, участник боевых действий в Афганистане; подполковник в отставке Владимир Иванович Куликов, заместитель председателя общественной организации "Союз Чернобыль".

Открыла урок педагог-воспитатель, ветеран школы Надежда Петровна Новикова. Она всю жизнь проработала в этой школе, а в молодые годы была секретарём её комсомольской организации. Надежда Петровна сказала, что школа в День Героев Отечества собрались в школе те, кто сражался за Родину во время Великой Отечественной войны, верой и правдой на суше и на море служили Родине.

В этот день от Германа Петровича Бича школьники узнали

Знак Георгиевского отличия был учрежден в период наполеоновских войн, незадолго до французского вторжения в Россию.

С 19 марта 1856 года императорским указом введены четыре степени знака. Знаки носились на Георгиевской ленте на груди и изготавливались из золота I и II степени и серебра III и IV степени.

Из Георгиевских кавалеров, ставшими видными советскими полководцами: Семён Михайлович Буденный, Иван Владимирович Тюленев, Родион Яковлевич Малиновский, Иван Владимирович Тюленев и Андрей Иванович Ерёменко, Георгий Константинович Жуков, Константин Константинович Рокоссовский, легендарный партизанский командир Сидор Артемьевич Ковпак. Звание Героя Советского Союза было учреждено в 1934 году. Всего за время существования СССР звания Героя Советского Союза были удостоены 12 777 человек (без учёта 72 человек, лишённых звания за порочащие поступки, и 13 случаев отмены Указов как необоснованных). По кратности присвоения звания: единожды — 12 618 человек, дважды — 154 человека, трижды — 3 человека - Семён Михайлович Будённый, Иван Никитич Кожедуб и Александр Иванович Покрышкин и четырежды — 2 человека - Леонид Ильич Брежнев и Георгий Константинович Жуков. Кроме того, высшая степень отличия СССР — звание город-герой, присвоено 12 городам СССР и одно звание — крепость-герой — Брестской крепости.

Когда началась война, первой женщине, Герою Советского Союз вы годы Великой отечественной войны Зое Анатольевне Космодемьянской ей было всего 18 лет. 28 ноября 1941 года, выполняя боевое задание в тылу врага, она была схвачена фашистами, которые долго пытали её. 29 ноября 1941 Зою Космодемьянскую повесели на виселице. Узнав об этом зверстве, многие девушки пошли на фронт.

Александр Матвеевич Матросов, красноармеец, стрелок-автоматчик 2-го отдельного стрелкового батальона. Ему было 19 лет. 27 февраля 1943 года он закрыл своей грудью амбразуру немецкого дзота, дав возможность бойцам своего взвода совершить атаку опорного пункта Чернушки.

Ю́рий Васильевич Смирно́в, стрелок 1-й стрелковой роты 77-го стрелкового полка, 26-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии Белорусского фронта.

В ночь на 24 июня 1944 года Юрий Смирнов участвовал в ночном танковом десанте, прорывавшем оборону противника на оршанском направлении. В бою за деревню Шалашино (Оршанский район Витебской области) был тяжело ранен и захвачен противником в плен.

25 июня немцы после жестоких пыток распяли Смирнова на стене блиндажа, искололи его тело штыками, распяли как Христа на стене блиндажа.

Герман Петрович Бич, рассказывая о Героях Советского Союза поведал школьникам, что он был призван в ряды Советской армии в 1958 году рядовым автоматчиком 1-й роты 77-го мотострелкового полка. "И целый год на вечерней поверке я слышал голос заместителя командира 1-го взвода: "Герой Советского Союза гвардии рядовой Юрий Смирнов пал смертью храбрых в боях за свободу и независимость нашей Родины".

Герман Петрович напомнил ребятам что в Калининградской области сейчас не осталось ни одного Героя Советского Союза. Последний из них - Александр Семенович Тулинцев скончался два года назад.

Ему тоже было тогда 19 лет, когда он - телефонист роты, в ночь на 20 сентября 1943 года в числе первых под огнём противника переправился через Днепр, проложил кабельную линию, установил связь с передовым отрядом. В ходе боя на плацдарме отважный гвардеец-связист пробрался к окружённому советскому батальону и восстановил с ним связь. Гвардии красноармеец Тулинцев шесть суток находился в тылу врага и передавал ценные данные о действиях противника и о расположении его огневых точек.

Мне надо сказать, что в 1942 году был учрежден орден Славы, статус которого, близок по сути к Георгиевскому кресту. В Калининграде сейчас живут только два человека, награжденные орденом Славы III степени. Они участники штурма Кёнигсберга. Это танкист Борис Петрович Пирожков и связист, комсорг минометной батареи Иван Дмитриевич Тихонов.

Из рассказа Неонилы Степановны Юхно на общешкольном уроке истории

Пулемётчица, зенитчица Неонила Степановна Юхно участнице обороны Москвы, награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью "За оборону Москвы". Кандидат экономических наук, "заслуженный экономист РСФСР", почётный ветеран города Калининграда рассказала школьникам: "Школа окончена, а на следующий день, 22 июня 1941 года началась война. Все выпускники встретились у дверей военкомата. Все хотели на фронт. На фронт взяли мальчишек – почти никто из них не вернулся…

Из девочек кто-то попал в пожарные, кто-то, в народное ополчение. Ополченцы рыли окопы и устанавливали противотанковые ежи. Работали до изнеможения. Не женских это рук дело, но скидок никому не делали: враг приближался к Москве. Будучи в ополчении прошла пятидневные курсы пулемётчиков, после которых попала в зенитную артиллерию. В первую же ночь, как я туда попала, ещё и обмундирование не успели выдать, нас бомбили. Было так страшно, что не передать! Половина батареи тогда погибла, а соседняя батарея – почти полностью выбита. Такие массированные налёты продолжались ещё долго, чуть ли не каждую ночь фашистские бомбардировщики пытались прорваться к Москве, но тот самый первый и самый трудный бой запомнился навсегда".

На просьбу припомнить какой-нибудь интересный боевой эпизод смущённо улыбается: "Да ничего особенно интересного не было, всегда одно и то же. Во время авианалёта по сторонам ведь не смотришь, всё внимание на прицел. Если о чём и думаешь, так это о том, чтобы точнее навести орудие (я ещё освоила специальность наводчика) или как бы скорее подать снаряд. Ничего героического мы не совершали, в атаку не ходили… Знаете, что запомнилось? Стояли мы тогда недалеко от Смоленска. Было долгое затишье на земле и в небе, и командир батареи разрешил нам устроить вечер танцев. У кого оставалась гражданская одежда, разрешили надеть. И вот в самый разгар веселья – команда "Воздух!". Так и бросились, кто в чём был к орудиям и пулемётам. Со стороны, наверное, выглядело смешно".

Ещё ей хорошо запомнился тяжёлый военный быт. У войны действительно не женское лицо. Жили в землянках, довольствовались малым. Ни толком помыться, ни постираться.

Однако сильнее всех опасностей, лишений и невзгод было фронтовое братство – через всю свою жизнь Неонила Степановна пронесла трепетное, священное к нему отношение.

В конце 1944 года Неонилу Степановну перевели в штаб дивизии, потом назначили оператором радиолокационной станции: "Во время войны я была пулемётчицей пулемета "Максим", прибористкой 75-мм пушки и оператором радиолокационной станции по обнаружению самолетов".

День Победы 9-го мая для неё был знаменателен. Её зенитная батарея по приказу Верховного Главнокомандующего произвела в Москве салют тридцатью залпами.

В сентябре 1945 года в звании старшего сержанта её уволили в запас. Её молоденькую, маленькую, симпатичную, бойцы называли Огоньком. Наверное, потому, что она никогда не унывала.

О штурме Кёнигсберга рассказал ребятам его участник Иван Максимович Рожин

Ребятам там было очень интересно узнать, что было тогда в Кёнигсберге во время его штурма.

 "В 1943 году, когда мне исполнилось 17 лет, меня призвали в армию, и я попал в полковую школу. Сержантов выпускали целые полки. Но нас не доучили, после шести месяцев обучения присвоили ефрейторов и отправили на фронт. И мне пришлось участвовать в штурме Кёнигсберга.

В нынешнем Трамвайном переулке, улочке неподалеку от Южного вокзала, удалось захватить машину с немцами: подполковником и майором. Они попали прямо в руки красноармейцам – не рассчитывали, что наши войска так близко. Обыскали их, обнаружили карты, где нанесены были оборонительные сооружения Кенигсберга, огневые точки противника. На картах были отмечены и огневые точки советских войск – что-то они все же успели засечь до штурма. От Трамвайного переулка мы пошли к Южному вокзалу. На железнодорожных путях стояли паровозы, с прицепленными к ним товарными вагонами. Чтобы перебраться через них мы полезли - через паровозные кабины, через тамбуры. Один фашист из паровозной кабины бросил гранату, она ударилась в носок моего сапога, отлетела рикошетом, взорвалась. Только осколки посекли пальцы рук.

... Мы заняли перрон, пошли вниз по тоннелю, через привокзальную площадь - в направлении церкви, там сейчас стоит Дом искусств. На самой верхушке сидел немецкий пулеметчик. Наша артиллерия дала три выстрела по церкви. Один снаряд угодил в верхушку, разбив часть башенки, второй попал в забор, третий угодил в основание кирхи, пробив в стене дыру. В неё мы и забежали с автоматами. Надо сказать, что в каждом здании сидело по пять-шесть немецких солдат, не больше. Странно, но в этой церкви был склад – ящики с сыром. В каждом ящике было по четыре восьмикилограммовых головки Тильзитского сыра.

Потом были ночные бои, форсирование Преголя, борьба со снайперами и пулемётчиками, перестрелки на ликероводочном заводе.Город, конечно, подготовился к обороне. Например, на некоторых улицах у зданий все двери и окна первых двух этажей были заколочены и заделаны кирпичами. Они оставили только щели-амбразуры для стрельбы. Так выглядела нынешняя Черняховского, а улица Пролетарская была вся забита техникой: танки, автомобили, самоходки. Мы прямо по ним лезли, во дворы заглядывали. Я в одну арку сунулся, смотрю, а во дворе немцы. Целый взвод отдыхает. Четыре костра горят, кушают они что-то там, кто-то бреется – пену по щекам размазывает. И меня не видят они, наверное, и не думали, что мы так быстро подойдем! Ну, я назад ретируюсь, своих ребят взял. Гранаты приготовили, автоматы, забежали туда. Короче, разобрались с этими немцами быстро.

Взятие административного здания в центре города началось в 9:30 утра 9 апреля. Тогда я был сержантом, командовал взводом из 14 человек. Взвод ворвался в здание, где сейчас сидит администрация города. Фашисты прекратили стрельбу и стало тихо. Мы же готовились к стрельбе, закладывали окна кирпичами, думали, что немцы готовят контратаку. А оказалось, что они капитулировали. Капитуляция фашистского гарнизона проходила на площади: бросали винтовки, пулеметы, каски, ранцы в кучу. Так вырастали целые горы трофейного военного имущества. Взято в плен было свыше 91 тысячи человек. Колонну эта увели на восток области".

Поделился со школьниками своими воспоминаниями о войне и Владимир Евдокимович Пирожков.

 "В ноябре 1943 года был призван в армию и направлен на учебу в учебный полк по подготовке минометчиков. Ранней весной 1944 отправили на фронт. Нас доставили в Псковскую область в 265-ю стрелковую дивизию 3-й ударной армии.

Армия несла большие потери, и мы стали пополнением. Тогда страха не было. Мы вообще ни о чём таком не думали. Вопросов и жалоб не было. Надо - значит надо! – рассказывает Владимир Евдокимович. - Выгрузили нас в местечке Уварово, и мы двинулись пешком, потому как железнодорожные пути разбиты. Участок нам достался – сущее болото. В низинах вода, кое-где ещё снег лежит. Кочки, где-то тоненькие березки растут. Издалека смотреть красиво, а сунулись туда…. Спать охота. На кочку залезешь - хоть подремать можно. А ноги в воде. Холодно. Днём нам давали поспать шесть часов, остальное время занимались тактикой в лесу. Командир у нас был после второго ранения, только из госпиталя. Человек бывалый. Он учил нас воевать, и главное – выживать. На войне спасала земля. Поэтому мы научились зарываться. Упал, окопался, миномет поставил. К бою готов.

Дальше были бои на Карельском перешейке. И вперед, началось наступление, артиллерийская подготовка. Потом полетели самолёты. Мы наступали вдоль Выборгского шоссе. Взяли Териоки. Финны не оказали особого сопротивления. Но когда мы подошли ко второй полосе обороны, началась бойня. Там у них и пулеметы стояли, и танки закопанные. Помню поле. Мы на открытой местности, финны у леса. Палят со всех сторон в нас. Пехота залегла, мы сзади. Тут, спасибо, вечер настал, стемнело. И хорошо – мы смогли окопаться, подготовиться к бою. А где мины для миномета взять? С товарищем поползли искать наш полковой пункт боепитания. Темно, головы не поднять – всё поле простреливается. Ползем, и только слышу, красноармейцы кричат: "Санитары, санитары!" А где санитары? Рядом их нет. Прячутся где-то – такая пальба идет! Мы отыскали мины, за раз притащили 12 штук. Мало! Еще поползли. Так сделали три ходки за ночь. Под утро начался страшный бой. Мы стреляем, а нам в ответ тут же, ещё сильнее. То ли у финнов наблюдатели были хорошие, то ли ещё что… Словом, мне живот задело – осколок прошел по касательной, оставив две дырки в шинели и во мне.

Дальше был медсанбат, после которого минометчика Пирожкова сделали шофёром. Права у меня имелись, и потому был принят в автомобильный батальон. На ГАЗе-полуторке возил снаряды до конца войны: в Литве, Восточной Пруссии, Польше, Германии. Победу встретил под Бреслау, нынешним польским Вроцлавом".

В школьной столовой ветераны обменялись мнениями и впечатлениями.

Виктор Степанович Геманов делится своими впечатлениями

Слева направо: директор школы Александр Валерьевич Ерохин и Борис Дмитриевич Глыбин

Слева направо: директор школы Александр Валерьевич Ерохин и фронтовик Владимир Евдокимович Пирожков

В. Е.Пирожков и В. С.Геманов оставили свои наказы школьникам

Автограф ветерана Владимира Ивановича Куликова юному кадету

  

В декабрьские морозные дни Борису Петровичу Глыбину исполнилось 95 лет. Букет цветов от коллектива преподавателей и учащихся

В дни годовщины разгрома немцев под Москвой особые слова благодарности участнице Московской битвы Неониле Степановне Юхно

И наказ школьникам от видного русского философа Павла Алексеевича Флоренского: Не забывайте рода своего, прошлого своего, изучайте своих дедов и прадедов, работайте над закреплением их памяти.       

Герман Петрович Бич, первый заместитель председателя Калининградской областной организации "Российский Союз ветеранов"