О подвиге героя-североморца из Вологодщины пишет Александр Павлович Раевский

Как это было…

В тот роковой день подлодка "К-219", по существу ракетный подводный крейсер стратегического назначения, выполняла боевое патрулирование у берегов вероятного противника в Саргасовом море. Лодка, выполняя боевую задачу, была вооружена 15-ю баллистическими ракетами и шестью торпедами. Головной блок ракеты РСМ-25 после старта разделялся на три части, каждая из которых имела свою цель и могла поразить ядерным боеприпасом объекты противника в радиусе до трёх тысяч километров.

Первоисточником возникновения аварийной ситуации явилась неисправность клапана орошения верхней крыши шахты № 6 в четвёртом ракетном отсеке. В течение тридцати суток автономного плавания в шахту попадала фильтрационная вода. Личный состав четвёртого отсека под руководством командира ракетной боевой части постоянно подсушивали шахту нештатным способом. Для того, чтобы воспрепятствовать поступлению воды в шахту, её постоянно надували воздухом. В конце концов, 3 октября, не рассчитанная на режим постоянного нахождения под давлением, крыша шахты сорвалась. Это повлекло нарушение герметичности самой ракеты. Компоненты окислителя и топлива перемешавшись, вызвали взрыв. Энергия взрыва ушла вверх. Это спасло лодку от мгновенной гибели, но повредились трубопроводы, соединяющие шахту и прочный корпус в единую систему, и, как следствие, разгерметизировался прочный корпус. А в отсеке возник пожар.

От заполнения ракетной шахты водой лодка начала стремительно проваливаться в глубину. В считанные секунды командир и главный командный пункт атомохода приняли правильное решение и выполнили действия, позволившие лодке всплыть в надводное положение.

В результате короткого замыкания в основной силовой сети, сработала аварийная защита реактора правого борта. Однако, компенсирующие решётки, заглушающие реактор, не опустились на нижние концевики. Чтобы предотвратить катастрофу, подобную чернобыльской, для ручного опускания решёток в 7-й отсек трижды входили командир группы дивизиона движения старший лейтенант Николай Беликов и спецтрюмный машинист матрос Сергей Преминин. Повышенная свыше 70 градусов температура в реакторном отсеке очень затрудняла их действия. Командир группы после второго захода потерял сознание. Отдохнув, матрос вошёл в отсек один. Он опустил рукояткой ручного привода последнюю решётку до упора и доложил на пульт управления по трансляции: "Работы выполнены!"

В это время проводилось вентилирование 8, 9 и 10 отсеков. Давление в них сравняли с атмосферным, а избыточное давление 7 отсека придавило входную переборочную дверь. Обессиливший от угарного газа и высокой температуры, Сергей Преминин не смог добраться от крыши реактора до клапанов, чтоб открыть запоры системы вентиляции и сравнять давление. Не смогли ему помочь и из 8 отсека. В течение долгого времени у него была связь с пультом управления главной энергетической установкой и центральным постом. Преминин понял, что он обречён…

Он погиб, но спас мир от ядерной катастрофы. Комсомолец Сергей Преминин навсегда остался на боевом посту в отсеке атомохода. Русский матрос до конца исполнил свой воинский долг! Через 15 дней ему бы исполнилось 21 год.

5 октября аварийную лодку взял на буксир теплоход "Красногвардейск". Через 12 часов буксирный трос оборвался. Отсеки заполнялись водой, лодка медленно теряла плавучесть. Когда волны начали захлёстывать мостик, командир капитан 2 ранга Игорь Британов и девять человек аварийной партии покинули атомоход.

6 октября в 11:03 ракетный подводный крейсер стратегического назначения "К-219" ушёл под воды Атлантики, унеся с собой и нашего Сережу. Глубина в этом месте, как потом было высчитано – 5 650 метров.

За подвиг Преминин Президиумом Верховного Совета СССР 23 июля 1987 года посмертно награждён орденом "Красная Звезда".

Столь невысокий статус награды за выдающийся подвиг, сродни подвигу Александра Матросова, скорее всего можно объяснить тем, что гибель современного мощного корабля была сопряжена с ошибками и даже недолжным исполнением инструкций некоторыми членами экипажа. Но это ни в коем случае не относится к матросу Преминину и не должно принижать его подвиг. Все действия мужественного матроса по сохранению живучести корабля и устранению возможности ядерного взрыва были грамотными, профессиональными.

В последующем, попытки представить отважного матроса к высшей награде страны – присвоению звания Героя России, завершались ответом – "не положено, так как С. Преминин уже награждён правительственной наградой, а дважды за одно и то же не награждают". Через 11 лет губернатору Вологодской области Вячеславу Позгалеву и адмиралу Вячеславу Попову всё же удалось добиться нового решения.

Указом Президента Российской Федерации от 7 августа 1997 года за № 844 матросу Сергею Преминину посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации. Сергей первый российский матрос, получивший такое звание после 1945 года, причём, будучи награждённым за свой подвиг орденом Советского Союза.

28 ноября 1997 года губернатор Вячеслав Позгалев и тогда еще начальник штаба Северного Флота вице-адмирал Вячеслав Попов по поручению Президента России передали родителям отважного моряка Анатолию Ефимовичу и Валентине Егоровне Премининым Грамоту Героя Российской Федерации и медаль "Золотая Звезда".

Александр Раевский, руководитель корреспондентского пункта сайта  Российского Союза ветеранов в Вологодской области

Фото Николая Маслова и Сергея Животова 


Информация по теме: Активисты Вологодского регионального отделения Российского Союза ветеранов участвовали в ХХ слёте памяти Героя России Сергея Преминина