"Выжил, потому что не боялся идти под пули"

Генерал Галкин, бессменный начальник штаба нашей Самарской областной общественной организации "Российский Союз ветеранов", "поймал" меня телефонным звонком на подходе к автовокзалу: " Ещё не выехал в Тольятти? Отлично. Перенацеливаю, поезжай в село Алексеевка к Ивану Тимофеевичу Егорову. Записывай адрес. И уж извини за корректировку".

Огромное спасибо вам, Юрий Алексеевич, за изменение маршрута. Он привел меня к славному человеку. Человеку Славы.

- "Последний бой, он трудный самый", - это в песне. А для вас, Иван Тимофеевич, какой?

- Первый. Потому, что необстрелянным я еще был, кланялся пулям. И еще потому, что достался мне он, первый, на Курской дуге. Земля ходуном ходила под ногами. Ранило там.

Его, сержанта Егорова, разведчика, ещё дважды метили пули. Вот тогда и понял, что "свою" не услышишь, а посвисту "чужой" глупо кланяться.

Запомнился день накануне праздника. 22 февраля 1944 года. Его отделение разведчиков получило приказ повести в тыл врага 450 наших бойцов. Задача – оседлать дорогу и не дать возможности подхода к линии фронта резервов противника. Приказ есть приказ, хотя люди знали, на что шли. Фашисты навалились всеми силами, но, поняв, что это не прорыв по всему фронту, а всего лишь горстка бойцов, окружили, били свирепо, беспощадно. День наши держались. Выполнили приказ, отвлекли на себя крупные силы врага. Но какой ценой! Вышли из окружения только 17 человек. И вынесли 9 тяжелораненых. И его, Егорова: разрывная пуля разворотила плечо, ранение в ногу…

Заштопали Ивана в госпитале и - снова на фронт. В одном из боёв взвод разведчиков в тылу врага вновь попал в переделку. Окружили их. Егоров успел отшвырнуть брошенную в них гранату. Капитан Сарана, корректирующий с разведкой огонь артиллерии, ранен. Сержант Егоров сумел его вывести за линию фронта и передал санитарам.

- Ты куда? – спрашивают в штабе.

- К себе в отделение…

- Проведешь вашего нового командира взвода.

Лейтенант только что из училища. Первый его бой. Встретили в темноте группу солдат. У Егорова автомат на изготовке. Лейтенант – в полный рост к ним и с вопросом: "Из какой части, ребята?" Вместо ответа ему - пуля в руку. Хорошо, одна достала – Егоров снял "ребят" длинной очередью. И повел раненого лейтенанта снова в штаб. Сколько же раз он будет сегодня переходить линию фронта?

- Ты куда опять собрался? – спрашивают.

- К своим разведчикам. Бой там...

- Отставить! Вернулись твои! Без потерь.

Вскоре командующий артиллерией 1-го Белорусского фронта генерал-полковник Казаков вручил сержанту Егорову орден "Славы" III степени.

Удивительная память у Ивана Тимофеевича! Живой, подвижный, в 88 лет помнит даты, номера частей, имена всех разведчиков взвода.

- 14 января 1945-го вызывает командир полка: "Видишь высотку у леса, которую мы отбили? Связь прервана. Бери своих и найди там комбата. Спроси, что нужно для подкрепления". – "Разрешите идти одному". –

"Давай!"

Комполка уже знал "почерк" разведчика: не рискует людьми зря, Егоров работал один за четверых.

- Две дороги – к высотке и к лесу, - рассказывает Иван Тимофеевич. - Иду и вижу: наплывают на высотку фашистские бомбардировщики. 23 самолета насчитал. Низко идут. Свернул на дорогу к лесу и побежал. Это я потом понял: немцы думают, что в лесу скопление русских и заходят на меня. Один самолет за другим кружат над леском и пашут землю бомбами. Лежу под толстым деревом… Вокруг меня гул, грохот, вот-вот накроют… Зато высотку, думаю, не трогают... Ей Богу, радовался!

Март 1945-го. Перед взятием города Массов Егоров в разведвыходе обнаружил и передал координаты восьми пулемётных точек, двух наблюдательных пунктов, минометной батареи. Снова действовал в одиночку. Цели были накрыты огнем "катюш".

Граница с фашистской Германией. "В уличных боях за город Альтдам сержант Егоров уничтожил шестерых солдат противника, подавил гранатами расчёт крупнокалиберного пулемёта и взял в плен "языка", - так говорится в представлении к ордену "Славы" II степени. Приказ о награждении был подписан маршалом Жуковым.

Бои на Зееловских высотах. Во время разведки отделение старшего сержанта Егорова попало под бомбежку. Скрылись в домике у железнодорожного переезда. Обрадовались, увидев наш танк, подлетевший к дому. Но из фашистской траншеи, что рядом, фаустпатроном танк подожгли. На последних метрах он заблокировал дверь.

А домик не прост. Одно - единственное окошечко под толстенной решеткой. Откуда силы взялись – выломали её. Сняли гимнастерки, чтоб ужами между железных штырей протиснуться.

Выбрались. А тут три наших танка на подходе. Иван рванулся наперерез: "Там, в крайнем из домов на окраине, штаб. А здесь, в траншее – фаустники". Танкисты разнесли этот штаб. А фашисты убежали...

22 апреля полк с боями вышел на окраину Берлина. В ближайший квартал, что в полукилометре, пошёл на разведку Егоров. Один. Это его право, и он с задачей справится.

Первый дом брошен, пуст. Но из окна второго этажа Иван видит внизу у стены замаскированный пулемётный расчет. В окнах дома напротив маячат солдаты. Надо бы тихо уйти. Но не стерпел солдат и в окно сбросил на притаившихся фашистов гранату.

Бои на улицах Берлина. 300 метров до рейхстага. Самых тяжелых. Где мы, где они, враги? Порой и наши, и немцы и бились, и передыхали на разных этажах в одном и том же доме.

- Я устал от войны. До безразличия. В ночь на второе мая вижу группу в гражданской одежде. Ящики несут. Понимаю, что это глупо (вдруг это переодетые солдаты вермахта?), но выхожу: "Кто вы? Что несете?" "Шнапс", - покорно отвечают немцы. Забираю один ящик водки. Зачем он мне? Ведь за всю войну ни разу, ни грамма. Пьяному море по колено. И крови от пьяного безрассудства на войне тоже по колено. Я ведь и не курю – в разведке это демаскировало... Наутро выглядываю осторожно в окно: как будто снег в мае выпал - кругом белые платки, скатерти, простыни вывешены... Берлинский гарнизон капитулировал. Потащил ящик того шнапса в штаб. Там и первую рюмку со всеми выпил. За Победу!

- Как встретил день Победы? На Эльбе. Американцы на западном ее берегу. Утром 9 мая выскакиваем по тревоге: на том берегу пальба. Решил, что нет конца войне, рано обрадовались... Ещё одна война что ли? Потом разобрались и тоже из всех стволов начали палить в небо. Победа!!

…Он знал, что 16 мая 1945 года был представлен к очередной награде. Просматривал "Красную звезду". Уже и сам не верил. И вот однажды – это уже в мае 1946 года - на аэродроме Нора под Веймаром открыл газету и прочел: "Указ Президиума Верховного Совета СССР… Егоров Иван Тимофеевич… орденом "Славы" I степени". Вручили орден там же, перед строем.

До чего же крепок русский солдат Егоров и сейчас, когда до 90-летия ему остается всего ничего! Вот скажи Иван Тимофеевич сейчас, что на войне в глубине души, как все и каждый, боялся смерти – не поверю, хоть и сам воевал. "Пуля дура, да только я не дурак, - это он сказал еще в начале нашего разговора. - Она находит или неумелого, или безрассудного. Чаще труса, боящегося пули. Потому и остался жив, что старался не думать о смерти. Не паниковать. И получалось".

Самое страшное, что есть на войне – это кровь раненого товарища… Когда уже не можешь ничем помочь, спасти, заслонить собой… И ещё, говорит Иван Тимофеевич, крестьянин до войны, он чуть не плакал, когда видел горящее поле высокой ржи, уже созревшей и от вражеского огня будто кровью пылающей. Тот, кто пошел войной на твою страну, он варвар для твоей земли…

Знаете, какую работу выбрал Егоров после демобилизации, в 1950 году? Защиту земли и её полей, садов уже в мирное время. Борьбу с сельскохозяйственными вредителями. Техник, а после окончания института с отличием – начальник областной карантинной службы. Более 50 лет этого трудового стажа. Энтомолог, он дважды работал в загранкомандировках - Иране и Афганистане. "В 1979-м еле ноги унесли. Не от саранчи, от душманов - вредителей той бедной страны", - смеётся. Но в те дни было не до смеха…

Война закалила, а мирные дни наградили его четырьмя детьми. И шесть внуков у Ивана Тимофеевича, а старший внук подарил деду правнучку.

Ухожу из светлого доброго дома Егорова в Алексеевке, что под Кинелем. Собирается и он. Быстро, по-фронтовому. "Я вас провожу", - говорит. Мои уговоры не ходить не принимаются. Дочь Татьяна даже и не пытается отговаривать. И шагает этот человек по ступеням молодо, с третьего этажа, а потом вверх. Считаю удаляющиеся шаги. Спокойные, уверенные.

…На двери подъезда строгая табличка: "Здесь живёт полный кавалер орденов Славы Егоров Иван Тимофеевич". Солдат, защитник Родины. Гражданин России.

Валерий Штепо, член Союза писателей РФ, член президиума Самарской областной общественной организации "Российский Союз ветеранов"

*  *  *

Об авторе

Его детство, как и всех ровесников, было перекошено войной. Отец Степан Иванович Штепо погиб в боях Великой Отечественной войны. Мама, младшая сестренка и он, шестилетний, успели выбраться из Крыма до его оккупации врагом. Сложилось и так, что в начале 1944 он, уже школьник, оказался беспризорником и добрался из Орска до Ташкента.

После войны – Куйбышев, ныне Самара. И с тех пор считает город родным. Здесь окончил техникум, в аэроклубе научился летать на Як-18, отсюда был призван в армию, службе в которой отдал 31 год. Рядовой парашютно-десантного полка, полковая школа в Прибалтийском военном округе, Алма-Атинское воздушно-десантное училище, командирская работа в Прикарпатском военном округе, Ленинградском военном округе – 76-я воздушно-десантная дивизия. Здесь заочно окончил филфак пединститута и стал корреспондентом дивизионной газеты. Затем Группа Советских войск в Германии, Туркестанский военный округ, Афганистан - 4-й десантно-штурмовой батальон 56-й десантной штурмовой бригады, вновь Ташкент, Южная группа войск, Приволжский военный округ - так он вернулся в Куйбышев.

В 1985 году, закончив 31-летнюю службу в армии, ещё около 20 лет работал журналистом областных газет. И на протяжении всей жизни работает с молодежью: школьные литературные кружки, "Зарницы", клубы юных десантников, молодежные фестивали. Став ветераном, по-прежнему предан работе с молодежью: Всероссийские детские спортивные игры, шахматные турниры школьников, уроки мужества, ежегодные международные слеты воинов-интернационалистов на Грушинской поляне у Волги, на которые вместе с родителями прибывают около200 детей со всех концов страны и СНГ… Очередной слёт, в числе организатором которых, является и Валерий Степанович, состоится в последние выходные дни июля 2018 года. Добро пожаловать, побратимы!

Он и члены Самарской областной общественной организации "Контингент" - бойцов и командиров 56-й десантной штурмовой бригады и спецназа Главного разведывательного управления Генерального штаба – создали музей своей бригады в школе № 3 Самары. Торжественное открытие его состоялось 15 февраля этого года. На открытие прибыли 36 сослуживцев со всех концов страны. 5 мая в честь дня Победы совместно со школьниками провели концерт, да такой, что присутствующие представители из соседнего лицея уговорили повторить концерт и у них. В ходе конкурс этот музей признан одним из лучших в школах области. Его директор и гиды – школьники удостоились чести быть в числе победителей на осеннем смотре в Москве.

15 лет Валерий Степанович Штепо был членом правления Самарского отделения Союза журналистов РФ, председателем совета ветеранов. Уже несколько лет он член президиума Самарской областной общественной организации "Российский Союз ветеранов" и одновременно возглавляет областную общественную организацию "Инвалиды войны в Афганистане".

Его труд в деле патриотического воспитания молодежи, заботы о ветеранах а так же журналистский отмечался почётной грамотой, дипломом и ценными подарками губернатора Самарской области, администраций городов Самара и Бузулук, почётными грамотами Министерства обороны РФ от генерала армии Виктора Фёдоровича Ермакова, дипломами общественной организации "Герои Отечества", Самарского Союза журналистов. Член Союза писателей РФ, автор 9 книг и сборника стихов.