Десять назад написал Герман Петрович Бич написал книгу "Фронтовые подруги". Это о тех женщинах, которые прошли фронт. Тогда их в калининградском клубе "Фронтовые подруги" было около 500 человек. А сейчас осталось 12.

27 января похоронили участника великой Отечественной войны старшего лейтенанта медицинской службы в отставке Нину Сергеевну Калиниченко. 

Она прошла трудную, но яркую жизнь. За свой фронтовой подвиг она - старший лейтенант медицинской службы, участница Сталинградской битвы, Курского сражения, освобождения Украины, взятия Будапешта, Вены и Праги, а также разгрома Японии  -награждена орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Японией", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены", "За освобождение Праги" и многими другими.

Нина Сергеевна Калиниченко родилась 18 ноября 1922 года в городе Орёл. После окончания средней школы поступила в физкультурный техникум на лечебное отделение.

До войны она училась в лётно-планерной школе, летала на планерах. Она очень хотела уйти из медицины и пойти в лётчики, даже написала письмо об этом Сталину.

– И ведь мне пришел ответ, мол, нет, не одобряем, ваш труд в госпитале дорогого стоит, приносит неоценимую пользу. Писал, конечно, не сам Сталин, но подпись его стояла, - вспоминала Нина Сергеевна.

Нина Сергеевна, чтобы уйти на фронт, прибавила себе один год. Её взяли медсестрой в полевой передвижной госпиталь в составе танковой части. В её обязанности входило транспортировать раненных солдат с передовой и доставка в госпиталь.

"Мне было 17 с половиной лет, когда я попала на фронт. Моё дело было раненых спасать с передовой. Подползаешь или так сидишь, но когда первая линия прошла и уже есть раненные, санинструктора, которые есть в частях, они помогали. Они подтащат - "Я побежал", а тут уже остальное наше дело. Это мало, кто понимает, что такое армейский госпиталь. Потому, что мы двигались вместе с танками, для того, что бы танкисты вернулись в свою же часть.

Война от 1941 по 1945 год

Так и продвигалась вперед медсестра Калиниченко с госпиталем танковой армии. – В начале войны, в 1941 и 1942 годах нам было тяжело, военная медицина толком не была сформирована. Ой, сколько рук и ног тогда отрезали! Это потом с 1943-го начали беречь, сшивать, спасать. Спасали даже тех, кто с гангреной лежал. А раньше…

Ниночка, как называли её на фронте, была очень боевой и неугомонной. В свободное от боев время она занималась с ранеными лечебной физкультурой. К примеру, перебило солдатику ладонь – пальцы не работают. Медсестра по своей методике разрабатывала руку так, что она начинала функционировать почти как прежде.

- Я каждое утро делала с бойцами зарядку. В 7 утра выгоняла всех из палат на улицу. И меня, девчонку, слушались, никто не спал, не отлынивал. А с теми, кто не мог вставать, я прямо в палате занималась. Бойцы были благодарны, письма мне потом писали.

Были жуткие бои при форсировании Днепра, во время Ясско-Кишиневской операции, в Жмеринке, где горели составы с раненными, где Нина Сергеевна под обстрелом перевязывала солдат и сама обгорела.

- Я таскала раненых с передовой. Брала только тех, у кого легкие ранения – рука или нога повреждена, - рассказывает Нина Сергеевна. – Тяжелораненых ребят вывозил эвакуационный госпиталь. На машинах доставляли солдат к эшелонам. Помню, тащу я раненого бойца – детину двухметрового роста и соответствующего веса. И тут бомбежка, мы отползли в лесок, легли под березами. А он говорит: "Только не бросай меня, сестричка". С ума сошел? Не брошу, конечно, я его! Вообще бойцы иной раз говорили: "Не трогай меня, я сам пойду. А ты иди рядом, не отходи далеко". Им не хотелось выглядеть беспомощными.

Нина Сергеевна о себе, о прошлом рассказывала так:

- Я с октября 1941 года попала на фронт под Воронеж, потом нас направили под Сталинград. После Сталинграда нас перебросили на 2-й Украинский фронт. Мы попали в Жмеринку. Мы ехали, как налетели, начали бомбить, мы стоим, части стоят. Всё это горит. Танки горят, горят люди в теплушках. Мы пошли и спасали, столько спасли тут ребят и сами все были чёрные от дыма и от крови.

С танкистами хрупкая девушка прошла самый ад: и знаменитую Прохоровскую битву, и Сталинград, форсировала Днепр. Бывало, от усталости по трое суток не спала, таскала бойцов с поля боя.

- Самый страшный момент был, когда на поезде проезжали Жмеринку, что на Украине, - вспоминает Нина Сергеевна. - Железнодорожные стрелки оказались закрыты на выход и въезд, а тут налетел бомбардировщик. Земля дрожала от гула падающих снарядов. Горели люди, танки. Мы с врачом Шегал выскочили. Сорвали с себя гимнастерки - сбивали огонь на солдатах. Рвали ветки деревьев голыми руками, делали из них шины и привязывали. Когда самолёты улетели, слышу, выжившие спрашивают: "Где же наша физкультурница? Неужели погибла?!". Мы стоим перед ними, а они не узнают - от сажи черные, руки в крови.

Затем мы возвратились под Воронеж, и вошли в состав Степного фронта. Попадаю в 6-ю танковую армию в её  армейский госпиталь ГЛР-2632 , в составе которого и прошел весь мой дальнейший путь.

– В нашем госпитале лечили только легко раненных солдат, а с тяжелыми травмами мы отправляли в эвакогоспиталь, – говорила Нина Сергеевна. – Кроме всего прочего я была преподавателем лечебной физкультуры. После того как солдат поправлялся, помогала ему разрабатывать конечности, быстрее восстанавливаться после травмы. Нашей задачей было поставить солдата на ноги после ранения и вернуть его на поле боя. И так всю войну.

Хозяйство командира отряда Чистякова, куда попала Нина, считалось передвижным госпиталем для легкораненых. За 10-12 суток нужно было не только поставить бойцов на ноги, а вернуть подвижность их перебитым пальцам, локтям, сустава. Лечебная физкультура (Нина до войны училась в институте физкультуры) творила чудеса. Далеко не каждая часть могла похвастаться таким приобретением, поэтому в 6-й танковой армии "спортсменку" ценили. Воронежские профессора приезжали - поражались результатами её лечения. 

- Тут были  Курская дуга, потом  успешное наступление на запад, с форсированием с ходу рек Буг, Днестр и Прут. Наша армия участвовала в разгроме  немецкой группировки в Румынии,  и 31 августа мы взяли Бухарест.

— Был один немец в госпитале. Все к нему плохо относились сначала, но потом оказалось, что он наш, разведчик. Мы его подлечили, а потом его забрали по-тихому. Что касается мародёрства. Мародёров пресекали. Политруки хорошо работали. Приказы Сталина очень строго выполнялись. Все знали, что за ослушание ждёт трибунал вплоть до расстрела. Помню, мы подошли к границе с Румынией, столб приграничный поставили, все понимали, что рядом "заграница", что румыны — союзники фашистов, но никто не пошёл туда. Все ждали, пока приказ поступит. И выдвинулись только, когда приказ пришёл. Но румыны сразу сдались. И давай танцевать. Мы их мамалыжниками называли.

Потом мы освобождали Будапешт, Вену, вступили в Чехословакию и вошли в её столицу Прагу.

Дорога в Прагу

Мы уже подходили к границе Германии, когда нас повернули ровно на 180 градусов, на Чехословакию — она просила помощи. Мы днем и ночью форсировали, ползли, ехали. Бензина не хватало, но мы мчались помочь Праге. Прага была вся заминирована — вот почему они просили помощи.

 Нина Сергеевна Калинченко награждена медалью «За заслуги перед Калининградской областью», 2013 г.

 - Немцы хотели взорвать красавицу Прагу. К нам поступил сигнал SOS, - рассказывает она. - Мчались на всех парах. Танки зашли с тыла, и вовремя - фашисты не успели запустить свою адскую машину. Местные жители встречали нас, как родных! Обидно, что сейчас об этом многие забыли. А ведь за освобождение Европы отдано столько жизней!

К нам в госпиталь поступил капитан Лоза – танкист, который со своими танками не дал взорвать Прагу. За это он получил Героя Советского Союза". 

- Там, в Чехословакии, я встретила Победу 9 мая. Слышу - на улице стрельба. Думаю, всё: власовцы дорогу пробили. И вдруг крики: "Ура! Победа!" Все раненые вышли, палят в небо. И я выстрелила из пистолетика трассирующими пулями. Счастья было!

Эшелоном на Восток

В мае 1945 года нам не пришлось долго праздновать Победу, так как нашу 6-ю танковую армию перебросили по железной дороге, через всю страну в восточную часть Монгольской Народной Республики. Армия вошла в состав Забайкальского фронта. Потом началось наступление. Наши части успешно преодолели труднопроходимый Большой Хинган. Это высокие, труднопроходимые  горы. Стояла жара, воды не хватало, но наши части всё преодолели и 23 августа мы вышли в районе Порт-Артура и порта Дальнего к берегам Тихого океана.

В Берлине у стен Рейхстага, 2015 г.

Это там она пила воду из ручьёв, которые кишели змеями, там на её глазах солдаты гибли от инфекционных болезней и отсутствия воды, там она ночевала в хлеву с ишаками и потом переплывала реки, переполненные после сильнейшего ливня.

- Жара, губы потрескались. Машина, того и гляди, перевернется, - вспоминает она. - Страха уже не было. Одно безразличие от усталости. Добрались до плоскогорья, а там речка с хрустальной водой. Стали пить, вдруг - змеи. Повыскакивали все - откуда только силы взялись?! Потом нашли домики с сеном - улеглись. Утром просыпаемся, а рядом - ослики. Хохотали - сил нет. И смех, и горе. 

В Городе-Герое Сталинграде, 2013 г.

А ещё был случай: меня к консулу Японии отправили - просить, чтобы помог посуду и бельё для части достать. Открываю дверь, там стол с белой скатертью и шкафчик с разнообразным вином. Консул говорит: "Хочу русскую девушку вином угостить, что предпочитаете?". А я вина отроду не пила, но нашлась, что ответить: "На ваш вкус!". Он заулыбался, налил мне вина, тут же пожарил мясо с огурцами. Мясо - сладкое. Мы-то привыкли к солёному. Но расстраивать гостеприимного хозяина не стала: сказала, что вкусно".

- И на Тихом океане, я закончила нашу вторую войну. Там вышла замуж, - говорит Нина Сергеевна. В 1946 году Нина Сергеевна вернулась к мирной жизни. В Калининград приехала с мужем в 1954 году, участвовала в восстановлении самого западного города страны. И в этом городе два десятка лет проработала в гидрографической службе  штаба Балтийского флота.

Нина Сергеевна Калиниченко всегда была активным членом Калининградского областного комитета ветеранов "Российского Союза ветеранов", Совета ветеранов Балтийского флота, активно участвовала в военно-патриотическом воспитании молодежи, выступала в воинских частях и школах.

Для Нины Сергеевны Калиниченко поездка в Курск на празднование 70-й годовщины битвы на Курской дуге стала не только трепетным, но и действительно потрясающим событием.

"Я и предположить не могла, что спустя семь десятков лет встречу своего сослуживца. Сидел со мной рядом фронтовик. Я смотрю на него, а лицо уж больно знакомое. Тут я разворачиваюсь и говорю ему: "Я шестая", смотрю заулыбался, а в глаза огонек вспыхнул - узнал. Так и начался наш многочасовой разговор. Воспоминания не давали разойтись, - рассказывала Нина Сергеевна. - От всей души хочу поблагодарить правительство Курской области за проведение столько значимого для нас, ветеранов, мероприятия. И, конечно, отдельное спасибо губернатору Калининградской области Николаю Цуканову за предоставленную возможность побывать на встрече (организацию нашей поездки) и вновь окунуться в свою молодость".

Отвечая на вопрос молодого корреспондента, Нина Сергеевна Калиниченко сказала: "Мои впечатления? Это я у вас должна узнать ваши впечатления. Конечно же, мы – ветераны – очень довольные путешествием. Замечательные дети, митинг, возложение цветов на мемориале – это все так важно. Нам было очень приятно, что вы – молодежь – так тепло и по-доброму отнеслись к нам".

В апреле 2015 года Нина Сергеевна Калиниченко была участницей встречи с воспитанниками школы-интерната № 7 в посёлке Большое Исаково, посвященной  70-летнем юбилею штурма Кёнигсберга и приближающегося 70-летнего юбилея Великой Победы. Снимок хранит память того события. Слово главы Гурьевского района Сергея Подольского: "Прошло уже довольно много времени с той страшной эпохи, но мы помним, знаем и чтим героев. Война коснулась всех. Пожалуй, в каждой семье есть участники Великой Отечественной. Мой дед, защищая Родину, погиб под Смоленском. Ваш подвиг, дорогие ветераны, бесценен. Мы гордимся вами. Сейчас некоторые неправильно расставляют акценты, но мы знаем, как это было на самом деле. Спасибо, что вы даете нам возможность узнать о том времени из первых уст".

В Городе-Герое Москве, 2015 г.

Время неумолимо. Всё меньше остается тех, кто подарил нам мир и свободу. Нынешнее и последующие поколения должны помнить, какой ценой доставалась нашим предкам победа.

***

Вот что написали ученики 28-й школы Калининграда по случаю безвременной кончины Валентина Николаевича Гаврилова и Нины Сергеевны Калиниченко.

http://28shkola.ru/media/k2/items/cache/b4d7de5ff725512a637402454dd08203_XL.jpg

Из жизни нашей уходят ветераны,
Правнукам доверив ордена…
Угасают с ними не заживающие раны,
Что подарила им жестокая война...
О, если б не они мы были бы рабами…
Под фашистской жили бы ордой
Они пол земли прошли в боях с врагами,
Прикрывая Родину любимую собой.
Жизнь свою, прожив в трудах достойно,
От нас уходят герои навсегда...
Уходят в вечность годы, дни, минуты...
Время неумолимо строгий счёт ведёт...
В честь ветеранов гремят прощальные салюты,
Вечная им слава, вечный им почёт!

Герман Петрович Бич, первый заместитель Калининградского областного комитета ветеранов "Российского Союза ветеранов"