24 октября 1960 года на полигоне Тюра-Там произошла самая крупная катастрофа, когда-либо случавшаяся при испытаниях ракетной техники. Серьёзные организационные просчёты при испытании изделия Р-16 стало причиной гибели и ранения более сотни человек. Главным конструктором ракеты был Михаил Кузьмич Янгель. Государственная комиссия виновником катастрофа поимённо не назвала. Почти все, кто был причастен к организационным ошибкам погибли, а те, кто остался жив, были очень нужны Родине. Наказание прошло через их сердца и души. В день шестидесятилетия сердце Михаила Кузьмича остановилось. Но за 11 лет, прошедших после той катастрофы, выдающийся конструктор ракетной техники создал такие образцы оружия, что многих их модификации и сегодня стоят на боевом дежурстве, и сегодня потенциальные враги России не смеют игнорировать мнение нашей державы.

Представляем подготовленную к изданию работу кандидата исторических наук, члена-корреспондента Российской академии ракетных и артиллерийских наук полковника Владимира Ивановича Ивкина «Ракетные «Речки» и «ОСы» Михаила Кузьмича Янгеля».

Труд посвящается 55-й годовщине образования Ракетных войск стратегического назначения.


Владимир Иванович Ивкин

Ракетные «Речки» и «ОСы» Михаила Кузьмича Янгеля

старший научный сотрудник

Военной академии РВСН имени Петра Великого,

кандидат исторических наук,

член-корреспондент РАРАН

© Ивкин Владимир Иванович

Проведённая к 50-летнему юбилею запуска Ю. А. Гагарина большая работа по рассекречиванию архивных документов ЦК КПСС, Совета Министров СССР, комиссии Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, Государственных комитетов по оборонной и авиационной технике, Министерства обороны СССР дала возможность ввести в научный оборот огромный массив уникальных документов, что явилось предпосылкой сформировать новый взгляд на вклад Михаила Кузьмича Янгеля, выдающегося конструктора ракетно-космической техники второй половины XX века, в создание ракетно-ядерного щита нашей Родины.

В предлагаемом экскурсе в историю рассмотрим роль М. К.  Янгеля в создании ракет, ставших основой Ракетных войск стратегического назначения, основателя отдельного направления производства стратегических ракет на стабильных высококипящих компонентах топлива.

*   *   *

В марте 1950 года М. К. Янгель окончил Академию авиационной промышленности по специальности «самолетостроение» и с этого момента более двух десятилетий занимался ракетной техникой. Согласно приёмной записке от 12 апреля 1950 года (красивая дата), подписанной директором НИИ-88 Львом Робертовичем (Рувимовичем) Гонором и главным конструктором, начальником ОКБ-1 НИИ-88 Сергеем Павловичем Королёвым, Янгель был зачислен в штат ОКБ-1 на должность начальника отдела приборов и систем управления. В следующем году Михаил Кузьмич стал заместителем главного конструктора ОКБ-1 НИИ-88 С. П. Королёва, а уже в мае 1952 года - директором института. В ноябре 1953 года директором НИИ-88 был назначен видный организатор производства, начальник главка Министерства оборонной промышленности СССР Алексей Сергеевич Спиридонов, а М. К. Янгель был переведён на должность главного инженера.

В этот период  в ОКБ-1 НИИ-88 бурно развивались работы по созданию ракетной техники: заканчивались работы над новой баллистической ракетой дальнего действия Р-2; создавалась стратегическая ракета Р-5 с дальностью полета 1200 км; проводились серьёзные проектные исследования по комплексным темам Н-1, Н-2 и Н-3, которые были посвящены решению проблем разработки бесстабилизированных боевых ракет дальнего действия и изучению возможности создания таких ракет на высококипящих компонентах топлива и перспектив их развития

Занимая ведущие руководящие инженерные должности в ОКБ-1 и НИИ-88, М. К. Янгель находился в центре их творческой деятельности и являлся непосредственным её участником, влиял на различные аспекты этой деятельности.

Советское правительство, заинтересованное в скорейшем развитии ракетной промышленности в сентябре 1952 года приняло решение - строящийся в Днепропетровске автомобильный завод № 586 переориентировать для серийного производства боевых ракет дальнего действия Р-1 и Р-2. Для ведения документации на заводе создали ОКБ-586.  Основу конструкторского бюро, во главе с Михаилом Кузьмичём, составили специалисты ОКБ-1 и других подразделений НИИ-88, для чего им пришлось переехать из московского региона на берега Днепра.

Изделие Р-12

Постановлением Совета Министров СССР от 13 февраля 1953 года № 442-212 «О плане опытно-конструкторских работ по ракетам дальнего действия на 1953–1955 гг.» правительство обязало Министерство вооружения СССР, которое возглавлял Д. Ф. Устинов изготовить и предъявить уже в августе 1955 года на зачётные, совместные с Военным министерством СССР  испытания партию ракет дальнего действия с комплектом наземного оборудования для них.  К испытаниям изделия Р-12 предписывалось привлечь 10 ракет.

Здесь же правительство определило и основные характеристики изделия:

● наибольшая прицельная дальность полета - 1500 км;

● максимальное отклонение от цели на наибольшей прицельной дальности полета:

по дальности - ±6 км (1Вд не более 1,5 км),

в боковом направлении - ±5 км (1Вб не более 1,25 км);

● общая длина ракеты - не более  25 м;

● стартовый вес ракеты - не более 35 т;

● вес взрывчатого вещества - не менее  1000 кг;

● топливо:

окислитель - азотная кислота с окислами азота;

горючее - керосин;

● тяга двигателя у земли - 50 т;

● система управления - радиотехническая помехозащищённая.

Этим же постановлением головным исполнителем разработки Р-12 был утверждён завод № 586 министерства вооружения СССР, главный конструктор тов. В. С. Будник, заместитель главного конструктора  тов. Н. С. Шнякин, директор завода - тов. Л. В. Смирнов. К участию в работе привлекался НИИ-88  Министерства вооружения СССР (директор  тов. М. К. Янгель, начальник ОКБ-1  тов. С. П. Королёв)[1]. Отметим, что данное постановление подписал Председатель Совета Министров СССР И. В. Сталин.

Теперь предложения министерствами оборонной промышленности, радиотехнической промышленности, среднего машиностроения и министерство обороны СССР были рассмотрены, признаны актуальными, а потому безоговорочно принятыми, а именно:

- о дополнительной разработке для ракеты Р-12 боевой части со специальным зарядом увеличенной эффективности ударного и дистанционного подрыва;

- об увеличении наибольшей прицельной дальности ракеты Р-12 с 1500 км до 2000 км;

- о применении в ракете Р-12 автономной системы управления, обеспечивающей максимальное отклонение от цели при пусках на наибольшую прицельную дальность по дальности ±5 км и в боковом направлении ±4 км, с допустимым отклонением отдельных изделий в количестве 10 % в пределах по дальности ±7 км и в боковом направлении ±6 км[2], что было закреплено в постановлении Совета Министров СССР от 13 августа 1955 года № 1501-839 «О снаряжении ракеты Р-12 специальным зарядом и улучшении ее основных тактико-технических данных» ИСТОЧНИК стр. 493

Этим же постановлением правительство СССР уже юридически (фактически с апреля 1954 года исполнял обязанности) утвердило М. К. Янгеля главным конструктором изделия в целом, а В. С. Будника заместителем главного конструктора изделия. Михаил Кузьмич прошёл процедуру назначения легко, так как слыл непоколебимым сторонником нового направления развития баллистических ракет - использования в качестве окислителя азотной кислоты с окислами азота или азотного тетроксида.

Следует отметить, что переход от жидкого кислорода на азотную кислоту в качестве окислителя был в то время сложным и, по существу, революционным шагом.

Оппонентами янгелевскому применения азотного тетроксида (амила) были Королёв и его соратники по ОКБ-1, считавшие, что только топлива, в которых в качестве окислителя используется жидкий кислород, имеют несомненную перспективу. Они энергетически ёмкие и экологически чистые и вполне позволяют разрабатывать более компактные и лёгкие ракеты. Эта весьма крепкая позиция на тот момент, подкреплялась успехами ракет Р-2, Р-5М и Р-7.

Дополнительной трудностью для Янгеля были проблемы создания для таких ракет мощных ракетных двигателей, работающих на самовоспламеняющихся компонентах топлива с использованием стабильного окислителя. Из-за высокочастотной неустойчивости процесса горения этого топлива разрушалась двигательная установка с большой тягой, тогда как у ракетных двигателей, работающих на жидком кислороде, таких недостатков не было.

Единомышленникам Михаила Янгеля  предстояло заняться поиском конструктивных материалов, стойких в течение продолжительного периода времени, исчисляемого годами к агрессивности азотной кислоты, а так же самого горючего, которое сохраняло бы свою стабильность весь период боевой эксплуатации ракеты.

Выявленные при разработке изделия Р-11 эксплуатационные преимущества баллистических ракет на высококипящем окислителе по сравнению с боевыми ракетами на жидком кислороде, обеспечивали высокую боеготовность и живучесть. Это очень привлекательно и важно для боевой эксплуатации, особенно при боевом дежурстве, когда ракеты длительное время находятся в заправленном состоянии. Поэтому Минобороны смело пошло по новому, ещё не подкрепленному опытом, направлению развития стратегических ракет. М. К. Янгель, являясь убеждённым сторонником указанного направления, энергично взялся за решение принципиально новых задач проектирования таких ракет.

Первый этап лётно-конструкторских испытаний Р-12 должен был начаться 1 апреля 1956 года, как это было запланировано в постановлении Совета Министров СССР от 13 августа 1955 года. Однако, из докладной записки Д. Ф. Устинова, М. И. Неделина, Г. А. Титова в ЦК КПСС[3], недавно рассекреченной,  мы узнали, что эскизный проект ракеты Р-12 по состоянию на 25 октября 1956 был разработан и утверждён, что ракета с макетным двигателем для стендовых испытаний собрана, что заканчивалось изготовление пяти комплектов основных агрегатов ракет, предназначенных для лётных испытаний первого этапа, что изготовлена аппаратура управления и приспособлен комплект наземного оборудования для этих испытаний.

Авторы записки отметили: «ОКБ-586 Министерства оборонной промышленности не может начать стендовые огневые испытания изделия Р-12 из-за отсутствия двигательной установки». Выясняется, что отработка двигательной установки изделия Р-12 отставала на 12 месяцев вследствие того, что ОКБ-456 Министерства оборонной промышленности основное внимание и силы сосредоточивало на подготовке двигательных установок для лётных испытаний изделия Р-7. Кроме того, для окончательной доводки двигательной установки изделия Р-12 необходим стенд № 1 НИИ-229, который на протяжении года был занят под изделие Р-7, а в сентябре 1956 при первом огневом испытании ускорителя к изделию «Буря» был выведен из строя. Надо полагать, Михаилу Кузьмичу приходилось с горечью наблюдать, каким образом конкурирующая фирма получала некоторые преимущества. Вероятно, именно ему удалось инициировать издание постановления Совета Министров СССР от 23 ноября 1956 г. № 1531-771 «О работах по изделию Р-12»[4] , в котором правительство требовало начать лётно-конструкторские отработки не позднее 15 апреля 1957 года. Но при этом правительство требовало от министерства оборонной промышленности СССР «принять меры к максимальному сокращению имеющегося отставания в работах по изделию Р-12», для сего отдельным пунктом было выделено требование к соответствующим министерствам «обеспечить окончание работ по восстановлению стенда № 1 НИИ-229 министерства оборонной промышленности и ввести его в эксплуатацию в ноябре 1956 года».

Через семь месяцев, 22 июня 1957 года на Государственном центральном полигоне состоялся первый пуск изделия Р-12. Всего в ходе первого этапа конструкторских испытаний в 1957 году было проведено семь пусков ракет (22 июня, 4 июля, 13 июля, 27 июля, 2 августа, 15 августа, 29 августа). Шесть ракет из семи достигли заданного района цели.

Второй этап лётно-конструкторских испытаний Р-12 был назначен на январь – апрель 1958 года и это было закреплено в Постановлении Совета Министров СССР от 11 ноября 1957 года № 1277-585 «О дальнейших работах по изделию Р-12»[5] .

Результаты первого этапа лётно-конструкторских испытаний,  способствовали  внесению и в конструкцию ракеты, и в двигательные установки, и в приборы системы управления изменения, направленные на повышение надежности, кучности и улучшения эксплуатационных характеристик ракеты.

27 мая 1958 года был начат второй этап лётно-конструкторских испытаний, в ходе которого, планировалось проведение десяти пусков. Четыре запуска пуска ракет 1958 году  (27 мая, 4, 13 и 19 июня) показали только положительные результаты. Это позволило ЦК КПСС и Совету Министров СССР издать 25 июля 1958 года постановление № 825-393 «О совместных испытаниях ракеты Р-12»[6]. Во исполнение данного решения,  20 августа 1958 года начались совместные (Министерства обороны СССР и промышленности) лётные испытания ракет Р-12.

Председателем Государственной комиссии, в которую вошли 17 видных специалистов, был назначен генерал-лейтенант артиллерии Василий Иванович Вознюк. 1 октября 1958 года вместо В. И. Вознюка, убывшего на длительное лечение, председателем Государственной комиссии был назначен начальник реактивного вооружения Анатолий Иванович Семенов [7]. От ОКБ-586 в Госкомиссию был включён  заместитель главного конструктора по ракете в качестве технического руководителя испытаний А. С. Будник.

На совместных испытаниях ракеты Р-12, проведенных с 20 августа по 27 декабря 1958 года, было отстреляно 12 ракет. Кроме того, в этот же период, испытатели произвели два контрольных отстрела ракеты Р-12 от серийных партий. Пуски трёх  ракет проводились на минимальную дальность (826 км) и 11 ракет - на максимальную и близкую к ней дальности (1947 - 1755 км).

Из общего количества отстреленных изделий,  две ракеты были укомплектованы головными частями с имитатором специального заряда, 7 ракет - головными частями в измерительном варианте, три ракеты - головными частями, снаряженными обычным взрывчатым веществом весом 1000 кг, и две ракеты - головными частями с весовым эквивалентом. В 1958 году на ядерном полигоне «Новая Земля» Министерством среднего машиностроения СССР и Министерством обороны СССР путем сбрасывания с самолёта и подрыва в воздухе был проверен водородный заряд для рассматриваемого изделия.  Его мощность превышала мощность ядерного заряда головной части ракеты Р-5М в 16 раз[8].

Основная часть испытаний проведена стартовой командой капъяровского полигона. В конце испытаний для получения опыта боевых стрельб был привлечен дивизион инженерной бригады РВГК, личный состав которого подготовил и произвёл пуски трёх ракет.

Ракетный комплекс был принят на вооружение, что было закреплено Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 марта 1959 года № 238-106 «О результатах испытаний и принятии на вооружение Советской Армии ракеты Р-12»[9].

Первые ракетные дивизионы были поставлены на боевое дежурство в мае 1960 года в ракетных дивизиях (бригадах) в Лиде, Шяуляе, Пружанах и Кармелаве. Всего в 20 соединениях стояло на боевом дежурстве 572 ракеты этого комплекса

Массовое производство ракет Р-12 и оснащение ими войск знаменовало собой новый этап в развитии ракетно-ядерного оружия. Войска получили надежную стратегическую ракету средней дальности.

Ракета Р-12 и её комплекс в техническом и эксплуатационном отношении представляли значительный шаг вперед по сравнению с предшествовавшими образцами. Однако необходимо отметить и недостатки: дальность полёта ракеты для класса ракет средней дальности недостаточная; двигатель работает на сравнительно малокалорийном топливе; для самовоспламенения необходим добавочный жидкий компонент; отсутствие системы одновременного опорожнения баков привело к увеличению гарантийных запасов топлива.

 

Изделие Р-14

Вооружённым силам насущно требовался носитель с более высокими характеристиками, какими обладали ракеты конца 1950-х годов. Руководству страны и армии была нужна   ракета, способная доставить термоядерный заряд в пределах континентальных театров военных действий, при этом с более высокой вероятностью попадания в цель. Опыт создания изделия Р-12 позволил конструкторским и научно-исследовательским коллективам под общим руководством М. К. Янгеля включиться в работу по созданию такого оружия. 2 июля 1958 года Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР приняли совместное постановление № № 726-348, котором определили основные характеристики будущей ракеты:

● наибольшая дальность стрельбы до 4000 км;

● система управления - автономная;

● точность стрельбы: по дальности ±8 км;

                                      по направлению ±6 км;

● боевой заряд - термоядерный;

● топливо:

                 горючее – диметилгидразин;

                 окислитель - азотная кислота с окислами азота;

● комплекс наземного оборудования - в подвижном варианте[10].

Интересно, что Янгель и его коллектив при работе над данным заданием в полной мере ощутили на себе значимость организаторского таланта и пробивной способности С. П. Королёва при взаимодействии с руководством страны. Льготы и преимущества для подмосковного Калининграда (ныне город Королёв), выделенные правительством под напором Сергея Павловича, теперь распространялись и на ракетчиков с берегов Днепра. В этом же постановлении несколько пунктов позволяют ещё раз подивиться пониманию высших органов власти значения социально-бытовой сферы и роли средств связи для решения важнейших государственных проблем. Шестой пункт рассматриваемого постановления гласил: «Распространить на работы, связанные с созданием ракеты Р-14, Положение о премировании за выполнение опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ, утверждённых постановлением Совета Министров СССР от 14 февраля 1955 года № 208-123». Пункт 7 был не менее приятен для янгелевского коллектива: «Учитывая сжатые сроки и большой объём работ по созданию ракеты Р-14, распространить на эти работы льготы и поощрения, действующие при выполнении работ по ракете Р-7». Правительство определило необходимость установить главному конструктору т. Янгелю аппарат «ВЧ-связи. Здесь же предусматривались сжатые директивные сроки не только ввода в эксплуатацию  научных и производственных комплексов, но и 38 тыс. кв. метров жилой площади для задействованных в проекте Р-14 работников, в том числе 13 тыс. кв. метров непосредственно для  сотрудников ОКБ-586. Причём «для обеспечения выполнения заданий, предусмотренных настоящим постановлением» предписывалось ОКБ-586 увеличить численность работников на 500 человек с фондом заработной платы 7, 38 млн. рублей и НИИ-49 Госкомитета Совета Министров СССР по судостроению (определён головным исполнителем гироскопических приборов для Р-14, главный конструктор т. Арефьев) на 200 человек с фондом заработной платы 2,6 млн. рублей.

*   *   *

Ракета Р-14 с «революционными» конструктивными решениями стала первой советской ракетой с двигателем, работающим на высококипящих самовоспламеняющихся компонентах топлива: окислитель АК-27 в паре с горючим - несимметричным диметилгидразином (НДМГ).

Многие революционные, «новаторские» решения способствовали тому, что слово «впервые» наиболее характерно для данной ракеты.

Двигательная установка была разработана в ОКБ-465 (главный конструктор - В. П. Глушко). Конструкторы избрали рациональный путь: сначала создали двухкамерный жидкостной ракетный двигатель (ЖРД) с одним турбонасосным агрегатом (8Д513), а затем на его основе - три мощных ЖРД (8Д514, 8Д712 и 8Д713). Этот принцип оказавшийся прогрессивным и плодотворным, использовался во всех последующих разработках ОКБ-586 и ОКБ-456.

Для обеспечения длительного пребывания заправленной ракеты в готовности к пуску, в магистралях каждого из компонентов впервые были установлены мембранные клапаны, отделявшие двигатель от топливных баков.

В целях сокращения количества технологических агрегатов и оборудования, В. П. Глушко впервые спроектировал так, чтобы турбонасосные агрегаты каждого из двух блоков двигателей работали на основных компонентах топлива, а это значительно облегчило эксплуатацию ракеты.

Конструкторы В. И. Кузнецов, А. Ю. Ишлинский, З. М. Цециор и их соратники по   НИИ-994 предложили для Р-14 автономную систему управления высокой точности. Впервые систему управления выполнили с применением гиростабилизированной платформы с воздушным подвесом гироскопов, что обеспечивало требуемую точность попадания только с использованием автономных средств.

В системе энергопитания приборов управления были применены преобразователи тока на полупроводниковых триодах, имеющие более высокий КПД, малые пусковые токи. Здесь также не было вращающихся деталей, что обеспечивало более высокую надежность системы управления.

Наземное проверочно-пусковое оборудование позволяло осуществлять регламентные проверки дистанционно. Ракетный комплекс, оснащенный этой ракетой, имел более высокую готовность к пуску и повышенную надежность в эксплуатации.

*   *   *

Лётно-конструкторские испытания Р-14 начались 6 июня 1960 года на 4-м ГЦП МО (Капустин Яр) пуском в направлении озера Балхаш на дальность 1950 км. Траектория запущенной 3 августа ракеты Р-14 пролегла по новой оборудованной трассе: Государственный центральный полигон - Уральск - Курган - Енисейск-Усть-Вихорево (100 км северо-западнее Братска). Дальность полёта достигла 3686 км и приблизилась к предельной. Этот пуск подтвердил способность ракеты обеспечивать заданную по тактико-техническим требованиям Министерства обороны дальность стрельбы (4000 км) и работоспособность основных агрегатов ракеты и комплекса наземного пускового оборудования.

В ходе лётных испытаний запущена  21 ракета, в том числе  на дальность 3683 км - 15 ракет и на дальность 1947 км - 6 ракет. Кроме этого были проведены два пуска ракет на дальность 4500 км.

Р-14 принята на вооружение Постановлением ЦК КПСС и Совет Министров СССР от 24 апреля 1961 года № 373-157, а с января 1962 года первые ракетные дивизионы в Ромнах, Шяуляе, Поставах и Хмельницком заступили на боевое дежурство. Всего 101 ракета этого типа стояла на вооружении в 12 соединениях РВСН.

М. К. Янгель и его соратники неоднократно бывали в войсковых частях для ознакомления с особенностями войсковой эксплуатации своего детища. Такие командировки в Капъяр и дивизии способствовали активизации творческой мысли.

*   *   *

Изделие Р-16

Успешное решение проблем, связанных с разработкой ракет средней дальности на высококипящем окислителе, позволило перейти к созданию межконтинентальных жидкостных ракет на подобных же компонентах топлива. Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1956 г. № 1596-807[11] ОКБ-586 была поручена разработка эскизного проекта ракеты Р-16. В январе 1958 года разработчики защищали перед экспертной комиссией, возглавляемой академиком М. В. Келдышем, эскизный проект новой межконтинентальной ракеты. Кроме того, вопрос о целесообразности создания ракеты Р-16 был рассмотрен на научно-техническом совете по специальному вооружению и реактивной техники в Министерстве обороны. Комиссия подтвердила возможность создания ракеты, но сделала ряд существенных замечаний. Заказчик настаивал на том, чтобы разработка комплекса изделия Р-16 велась с учетом возможности содержания изделия в течение длительного времени в полевых условиях на стартовой площадке в состоянии максимальной боевой готовности.

В апреле 1959 года комиссия ЦК КПСС в составе Брежнева, Подгорного, Устинова, Руднева с участием главных конструкторов Янгеля, Глушко, Капустинского, Радкевича, Гинзбурга и директоров ведущих предприятий на местах (в городах Днепропетровске и Харькове)  рассмотрела состояние работ по ракетам Р-14 и Р-16 для более конкретной проработки вопросов, связанных с сокращением сроков их создания. Детальное рассмотрение предложений от конструкторских бюро и заводов, работающих над указанными ракетами и внедрение их в практику, позволило сократить сроки отработки ракеты Р-16 на один год и ракеты Р-14 на 6 месяцев.

Результатом этих  мероприятий стало принятие 13 мая 1959 года  ЦК КПСС и Советом Министров СССР Постановление № 514-232 о разработке первого в мировой практике межконтинентального комплекса с ракетой Р-16 на высококипящих окислителе и горючем[12]. В этом государственном документе особо отмечено необходимость обеспечения массирования ракет в боевом применении, максимального сокращения времени на подготовку их к пуску, а также упрощения эксплуатации комплекса и улучшения весовых и габаритных характеристик ракет. Постановление обязывало начать лётные испытания ракеты Р-16 в IV квартале 1960 года как совместные испытания Министерства обороны СССР и промышленности, минуя этапы конструкторских и зачётных испытаний.

Постановлением Совета Министров СССР от 26 февраля 1960 года № 236-89 председателем Государственной комиссии по проведению совместных лётных испытаний ракеты Р-16 в комплексе с наземным оборудованием был назначен заместитель Министра обороны СССР - главнокомандующий Ракетными войсками М. И. Неделин[13].

Ракета разрабатывалась в двухступенчатом варианте с последовательным расположением ступеней. Двигатели обеих ступеней собирались из однотипных двухкамерных блоков, работающих на самовоспламеняющихся компонентах топлива. В условиях, когда международная обстановка продолжала оставаться сложной и время нещадно торопило ракетчиков, унификация элементов ДУ позволяла значительно сократить сроки разработки всей ракеты.

В 1960 году в ОКБ-586 прибыли Председатель Президиума ВС СССР Л. И. Брежнев и заместитель Председателя Совета Министров СССР Д. Ф. Устинов. На многочасовое совещание были вызваны руководители основных заводов-смежников. Как отмечал впоследствии М. К. Янгель, «Л. И. Брежнев и Д. Ф. Устинов приняли такие меры, что мы смогли выйти на испытания этих изделий в рекордно короткий срок». Однако, решить все возникавшие проблемы чисто административными приемами было невозможно.       

Много хлопот доставляла высокочастотная неустойчивость рабочих процессов в двигательной установке. Возникая в самых неожиданных ситуациях, она нередко приводила к разрушению конструкции двигателя не только на стенде, но и при лётных испытаниях.

Свои сюрпризы преподносила порой и автоматика. Один из них, вызвав преждевременное прохождение команды на запуск маршевого двигателя II ступени, привёл к взрыву ракеты на старте и трагической гибели значительной части личного состава боевого расчета, а также ряда руководящих работников, следивших за ходом испытаний и находившихся вблизи ракеты (всего 74 человека). В этой катастрофе, происшедшей 24 октября 1960 года, погиб главнокомандующий РВСН, председатель Государственной комиссии Главный маршал артиллерии М. И. Неделин.

Сложные задачи пришлось решать разработчикам системы управления МБР. Выбранная инерциальная система, основным достоинством имеет автономное определение необходимых для автоматического управления текущих значений кинематических параметров движения ракеты относительно земной поверхности: составляющих векторов ускорения и скорости движения центра масс ракеты, её координат, а также параметров угловых колебаний корпуса ракеты. Конструкторы под руководством В. И. Кузнецова разработали трехстепенную силовую гироскопическую платформу, а в качестве устройства памяти - систему программированных импульсов полётного задания, записанную на магнитный носитель. (Этот фрагмент вычислительной техники впервые применён в нашей стране в системе управления движением ракеты.) Расчет гиростабилизатора основывался на известной в то время механической модели, предполагавшей абсолютную жёсткость всех элементов конструкции.

Однако последующие пуски показали, что ракета постоянно существенно отклоняется от заданной траектории то вправо, то влево. Оказалось, что, начиная со 135-й секунды полёта, имеет место раскачка изделия из-за колебаний жидких компонентов топлива в баках II ступени.

С этими возмущениями система управления не справлялась, и ракета монотонно уходила с траектории. Более слабые возмущения наблюдались и из-за колебаний жидкости в баках I ступени. Пришлось ввести в баки дополнительные перегородки, повысить эффективность работы приборов системы управления для парированиия возмущений (изменена частотная характеристика усилителя системы стабилизации).

Работники конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов, совместно с военными специалистами преодолевая технические трудности, настойчиво добивались обеспечения надёжной работы всех систем. Лишь десятый пуск был нормальным.

Серия успешных пусков ракеты Р-16, проведённых в конце 1961 года с наземных пусковых установок, подтвердила правильность принятых её создателями конструктивных решений. После трагической гибели Главного маршала артиллерии Митрофана Ивановича Неделина, испытаниями комплекса руководила Государственная комиссия под председательством генерал-лейтенанта инженерно-технической службы Анатолия Ивановича Соколова.

Согласно постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 25 ноября 1961 года в декабре того же года началась постановка ракеты Р-16У (унифицированный вариант) на боевое дежурство на наземных пусковых установках типа «Н» и серийное производство этих ракет по технической документации главных конструкторов. Ракета была принята на вооружение в июле 1963 года. Первый ракетный полк заступил на дежурство в ноябре 1961 года в Юрье. Всего на дежурстве находилось 202 ракеты в 16 соединениях.

Изделие Р-16У отличалось преимуществами перед первыми межконтинентальными ракетами Р-7 и Р-7А, а именно: масса ракеты значительно меньше, технологическое оборудование и эксплуатация ракетного комплекса проще, время подготовки ракеты к пуску меньше в несколько раз, использование шахтных пусковых установок в определенной степени обеспечивало защиту от ядерных ударов противника. Кроме того, отсутствие радиосистемы допускает быстрое перенацеливание и упрощает боевой порядок части. Впервые в ракетостроении СССР использованы титановые сплавы, что позволило уменьшить удельный вес ракеты. Следует отметить, что также впервые одновременно с лётными испытаниями было налажено серийное производство ракет и агрегатов технологического оборудования, строительство боевых позиций.

Появление космической фоторазведки и увеличение точности стрельбы межконтинентальными ракетами вероятного противника сделали наши комплексы весьма уязвимыми. В числе задач первостепенной важности в начале 1960-х годов выдвигалось существенное повышение защищенности боевых ракетных комплексов. Поэтому ОКБ-586 М. К. Янгеля в короткое время модифицирует ракетные комплексы Р-12, Р-14, Р-16 с целью размещения их в защищенных шахтных сооружениях для несения боевого дежурства и запуска из шахт с использованием маршевых двигателей. Шахтные пусковые установки (ШПУ) разрабатывались с таким расчётом, чтобы сохранить все основные конструктивные решения ракеты.

14 апреля 1959 года в Министерстве обороны СССР обсуждали с главными конструкторами задание о проведении экспериментальных пусков ракеты из шахты. А уже 15 апреля министерством обороны выдано техническое задание на проектирование и строительство опытной «шахтной» стартовой позиции и приспособление агрегатов наземного оборудования для проведения экспериментальных пусков ракеты Р-12 из шахты. Центральным институтом проектирования спецстроительства Министерства обороны в течение трёх суток выполнены проектные работы. На Государственном центральном полигоне Министерства обороны специалистами инженерных войск проведены геологические изыскания и выбран район для строительства опытной «шахтной» стартовой позиции с наиболее благоприятными гидрогеологическими условиями. С 10 мая началось строительство  шахты, которое было завершено к 15 августа[14].

Распоряжением Совета Министров СССР от 13 августа 1959 года № 2344рс было выделено шесть ракет Р-12, укомплектованных головными частями с весовыми макетами заряда, с целью экспериментальной проверки возможности пусков этих ракет с «шахтных» стартовых позиций[15]. 2 сентября первый пуск был аварийным, стакан шахты был деформирован. 21 декабря из шахты № 2 проведен успешный пуск ракеты Р-12.

Разработка проектной документации для стартовых позиций с шахтными пусковыми установками осуществлялась коллективом ГСКБ под руководством В. П. Бармина. Работая над проектом, конструкторскому коллективу пришлось встретиться с большим объемом сложнейших задач, каждая из которых представляла собой комплексную научно-техническую проблему.

Ракеты Р-12, Р-14 и Р-16, доработанные для пусков из шахт, получили шифры Р-12У, Р-14У и Р-16У.

Лётная отработка ракетных комплексов Р-12, Р-14, Р-12У и Р-14У проводилась на 4-м Государственном Центральном полигоне Министерства обороны, а Р-16 и Р-16У на 5-м научно-исследовательском испытательном полигоне Министерства обороны.

Постановлением Совета Министров СССР от 30 мая 1960 года № 520-226 работам по созданию новых стартов были присвоены шифры (по названиям рек):

для изделия Р-16 - система «Шексна»

для изделия Р-14 - система «Чусовая»

для изделия Р-12 - система «Двина»

для изделия Р-9А - система «Десна»

Пусковые установки создавались двух типов:

˜ тип «В» - шахтный (основной), защищённый от ядерного взрыва, с вертикально хранящимся изделием для систем «Шексна», «Чусовая», «Двина» и «Десна».

Стартовая позиция для ракет Р-12У имела четыре подземные пусковые установки, расположенные по углам прямоугольника размером 80×70 метров, а для Р-14У и Р-16У – три, расположенные по углам прямоугольного треугольника с катетами 80 и 70 метров.

˜ тип «Н» - наземный (переходный), не защищённый от ядерного взрыва, с хранением изделий в хранилище. Старт типа «Н» для всех изделий состоял из одной открытой пусковой установки с хранилищами на четыре запасных изделия.

9 января 1964 года шахтные ракетные комплексы приняты на вооружение.

*   *   *

Изделие Р-36

Для дальнейшего улучшения тактико-технических характеристик ракетных комплексов творческим коллективам советских ракетостроителей предстояло решить ряд сложных научно-технических и технологических проблем.

К важнейшим из них относились:

существенное уменьшение времени на подготовку и проведение пусков ракет;

повышение их надежности и живучести;

сокращение численности личного состава, обслуживающего одну пусковую установку;

повышение точностных характеристик стрельбы;

обеспечение успешного преодоления противоракетной обороны;

увеличение межрегламентных сроков;

совершенствование системы эксплуатации и др.

 

Их сформулировали и выдали конструкторским организациям в виде специальных заданий на разработку новых боевых ракетных комплексов специалисты Министерства обороны СССР. В основу военные положили принцип одиночной необслуживаемой автоматизированной шахтной пусковой установки, типа «одиночный старт»,

Взяв за основу боевую ракету Р-16, Михаил Кузьмич разработал более совершенную и мощную стратегическую межконтинентальную ракету Р-36 массой 180 тонн с моноблочной головной частью. Эту очень удачную ракету приняли на вооружение в 1967 году. Ракета была исполнена в двух вариантах: в обычном баллистическом и в орбитальном. Во втором случае головная часть выводилась носителем на круговую околоземную орбиту с высотой до 200 километров и с орбиты направлялась к цели. Обоснованно полагали, такая схема доставки боевого заряда в цели приведёт к значительному усложнению системы противоракетной обороны вероятного противника, поскольку боеголовка могла подходить к цели с двух противоположных сторон. Использование орбитальной ракеты, естественно, снимало все ограничения дальности стрельбы. Р-36орб, способную поражать любые цели на всей поверхности земного шара, приняли на вооружение в 1968 году.

 Успешный ход испытаний лёгкой ракеты УР-100 генерального конструктора Владимира Николаевича  Челомея для одиночных стартов позволил своевременно уточнить тактико-технические требования к ракетному комплексу Р-36 (8К67), над которым с мая 1962 года трудилось головное ОКБ «Южное» в сотрудничестве с конструкторскими и научно-исследовательскими организациями, принимавших участие в создании комплекса Р-16.

Вместо первоначально предусмотренных наземных и шахтных пусковых установок с групповым расположением, Янгель предложил рассредоточенные автоматизированные безлюдные шахтные пусковые установки типа «ОС» (отдельный старт) в составе боевого ракетного комплекса с командным пунктом и системой дистанционного управления и контроля.

Лётно-конструкторские испытания ракетного комплекса Р-36 начались на НИИП-5 28 сентября 1963 года. Испытания проводились на правом фланге полигона под непосредственным руководством начальника 2-го управления инженер-полковника Александра Александровича Курушина, с которым у Янгеля сложились очень тесные деловые отношения. Как вспоминают участники испытаний, весь коллектив 2-го управления полигона ощущал постоянное внимание и действенную помощь главного конструктора и его соратников. Янгель очень хорошо знал деловые качества многих ведущих специалистов южного полигона, с которыми установились не только деловые, но и товарищеские отношения. Он охотно предоставлял военным испытателям-ракетчикам, подлежащим увольнению в запас, квартиры в Днепропетровске, чем мудро достигал ещё одну цель – у него на предприятии не было дефицита людей, имеющих опыт полигонных испытаний, знавших «эксплуатационный характер» каждого типа изделия.  

Уже 5 ноября 1964 года головной ракетный полк заступил на боевое дежурство, а в июле 1967 года Р-36 приняли на вооружение. Всего 288 ракет этого типа находилось на боевом дежурстве в шести ракетных дивизиях в азиатской части СССР.

М. К. Янгель, помимо боевой ракетной тематики, эффективно занимался также разработкой ракет-носителей и космических объектов в интересах Министерства обороны и науки. В ОКБ-586 под его руководством созданы: лёгкий носитель "Космос" на базе ракеты Р-12, проект лёгкого носителя "Интеркосмос" на базе ракеты Р-14, средний носитель "Циклон" на базе ракеты Р-36 с автоматизированным безлюдным стартом. Из стен конструкторского бюро «Южное» вышли спутники научного назначения серии "Космос" и "Интеркосмос", спутники для юстировки системы противоракетной обороны и другие. Но это тема отдельного разговора.

Перечисленные здесь объекты стратегического вооружения и ракетно-космической техники ярко свидетельствуют о выдающемся конструкторском таланте Михаила Кузьмича, его умении находить быстрые и неординарные решения в сложных условиях развития ракетного вооружения. Простота ракетных конструкций М. К. Янгеля при высоких лётно-технических характеристиках, надежность функционирования и удобство эксплуатации сделали направление развития ракетного вооружения с использованием высококипящих компонентов топлива основой ракетного вооружения войск стратегического назначения - ракетно-ядерного щита нашего государства. Вклад Михаила Кузьмича в создание такого щита является одним из решающих.

Вызывают восхищение быстрота творческого мышления М. К. Янгеля, многообразие разработанных им ракетных комплексов и отсутствие не нашедших применения проектов. Созданные в своё время по заказу Минобороны интересный и компактный подвижный грунтовой межконтинентальный комплекс РТ-20П с хорошими, даже по современным меркам, боевыми характеристиками не был принят на вооружение по капризу маршала А. А. Гречко, ставшим министром обороны страны вместо умершего Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского. Ветеран Первой Конной посчитал нецелесообразным вообще иметь подвижные комплексы на вооружении РВСН. В настоящее время такие комплексы обоснованно составляют значительную долю ракетного потенциала Родины.

 

Ракеты главного конструктора М. К. Янгеля[16]

 

Р-12 и

Р-12У

Р-14 и

Р-14У

Р-16У

Р-36

Р-36орб

Организация-разработчик ЯБП и главный конструктор

КБ-11, ВНИИЭФ, Кочарянц С. Г.

Организация-разработчик заряда и главный конструктор

КБ-11, ВНИИЭФ, Негин Е. А.

Начало разработки

13.08.1955

02.07.1958

30.05.1960

16.04.1962

1963

Начало испытаний

22.06.1957

06.06.1960

10.10.1961

28.09.1963

12.1965

Дата принятия на вооружение

04.03.1959

09.01.1964

24.04.1961

09.01.1964

15.07.1963

21.07.1967

19.11.1968

Год постановки на боевое дежурство первого комплекса

15.05.1960

01.01.1962

05.02.1963

05.11.1966

25.8.1969

Максимальное количество ракет, стоявших на вооружении

572

101

202

288

18

Год снятия с боевого дежурства последнего комплекса

1989

1983

1977

1979

1983

Максимальная дальность, км

2080

4500

11000¸13000

10200 – тяжелая головная часть 15200 – легкая

не ограничена

Стартовая масса, т

47,1

86,3

146,6

183,9

180,0

Масса полезной нагрузки, кг

1630

2100

1475¸2175

3950¸5825

1700

Длина ракеты, м

22,1

24,4

34,3

31,7

32,6

Максимальный диаметр, м

1,65

2,4

3,0

3,0

3,0

Тип головной части

моноблочная ядерная

моноблочная или разделяющаяся головная часть типа “MRV”

моноблочная

Количество и мощность боевых блоков, мт

1x2,3

1x2,3

1x5

1x10

3x2¸3

 

 

МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ

ракетных соединений с комплексами М. К.  Янгеля[17]

Тип

комплекса

Место

дислокации

Дата постановки

на боевое дежурство первой пусковой установки

Год снятия с боевого дежурства

последней пусковой установки

Количество

пусковых установок данного типа

Р-12, Р-12У

Татищево

1962

1971

12

Хмельницкий

31.12.61

1971

32

Поставы

01.10.60

1976

32

Мозырь

01.10.61

1976

32

Лида

13.05.60

1981

36

Орджоникидзе

21.06.61

1981

20

Луцк

05.09.60

1984

56

Ромны

10.01.62

1984

8

Коломыя

30.12.61

1989

44

Белокоровичи

01.10.60

1984

44

Валга

14.01.61

1982

60

Гвардейск

02.02.61

1990

40

Шяуляй

16.05.60

1983

36

Пружаны

15.05.60

1990

40

Остров

15.02.61

1990

24

Кармелава

15.05.60

1990

22

Манзовка

21.01.61

1970

28

Анастасьевка

09.01.62

1970

8

Талды-Курган

10.01.62

1979

12

Первомайск

12.02.62

1969

20

Р-14, Р-14У

Татищево

1963

1969

4

Хмельницкий

17.01.62

1971

12

Первомайск

04.06.60

1971

12

Поставы

12.01.62

1978

12

Орджоникидзе

05.02.63

1982

16

Ромны

01.01.62

1981

36

Шяуляй

01.01.62

1983

12

Остров

05.02.63

1983

8

Манзовка

15.10.62

1970

8

Анадырь

30.01.64

1969

8

Сарыозек

11.02.62

1980

12

Актюбинск

20.04.65

1979

9

Р-16У

Выползово

11.02.63

1977

18

Кострома

12.02.62

1977

15

Тейково

10.02.62

1977

12

Юрья

01.11.61

1977

11

Йошкар-Ола

12.02.62

1977

12

Нижний Тагил

31.10.61

1977

20

Бершеть

12.02.62

1976

13

Шадринск

08.07.63

1977

9

Новосибирск

05.03.63

1979

12

Итатка

10.09.62

1976

6

Дровяная

05.03.63

1976

15

Свободный

10.12.62

1975

17

Красноярск

24.02.64

1975

7

Оловянная

20.01.64

1977

9

Плесецк

20.10.61

1967

5

Ленинск

05.02.63

1967

5

Р-36

Домбаровский

27.11.66

1978

60

Карталы

18.12.66

1979

42

Державинск

20.11.66

1979

48

Алейск

31.12.66

1979

30

Жангиз-Тобе

06.12.66

1979

48

Ужур

05.11.66

1979

60

Р-36орб

Ленинск

25.08.69

1983

18

 

Годы

Всего

межконтинентальных ракет

в том числе

Всего

межконтинентальных ракет главного конструктора Янгеля

% ракет

главного конструктора Янгеля

Р-16У

Р-36

Р-36орб

1960

2

 

 

 

0

1961

16

10

 

 

10

62,5

1962

56

50

 

 

50

89,3

1963

120

114

 

 

114

95,0

1964

189

172

 

 

172

91,0

1965

234

202

 

 

202

86,3

1966

469

202

72

 

274

58,4

1967

769

197

120

 

317

41,2

1968

1010

196

168

 

364

36,0

1969

1220

196

222

6

424

34,8

1970

1421

195

258

12

465

32,7

1971

1490

169

282

18

469

31,5

1972

1526

165

288

18

471

30,8

 

Годы

Всего ракет средней дальности

в том числе

Всего

ракет средней дальности главного конструктора Янгеля

%    ракет

главного конструктора Янгеля

Р-12,

Р-12У

Р-14

Р-14-У

1959

32

 

 

0

1960

208

172

 

172

82,7

1961

426

373

17

390

91,5

1962

522

458

28

486

93,1

1963

654

564

54

618

94,5

1964

636

568

32

600

94,3

1965

693

572

101

673

97,1

1966

677

572

101

673

99,4

1967

673

572

101

673

100

1968

656

556

100

656

100

1969

628

532

96

628

100

1970

593

504

89

593

100

1971

567

480

87

567

100

1972

567

480

87

567

100

 


[1] Задача особой государственной важности. Из истории создания ракетно-ядерного оружия и Ракетных войск стратегического назначения (1945–1959 гг.): сб. док. / сост. : В. И. Ивкин, Г. А. Сухина. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010 (далее — Задача…). — С. 313-314.

[2] См. Задача…. — С. 493-495.

[3] См. Задача…. — С. 534.

[4] См. Задача…. — С. 538-539.

[5] См. Задача…. — С. 587-589.

[6] См. Задача…. — С. 690-692.

[7] Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 октября 1958 г. № 1112-537. См. Задача…. — С. 692.

[8] См.: Ракетные войска стратегического назначения: Истоки и развитие. Военно-исторический труд. – М.: ЦИПК РВСН, 2004. (Далее: Ракетные войска). — С. 113.

[9] См. Задача…. — С. 762-765.

[10] См. Задача…. — С. 679-682.

[11] См. Задача…. — С. 539-541.

[12] См. Задача…. — С. 795-801.

[13] См.: Первый ракетный маршал: М.И. Неделин в документах и воспоминаниях современников. / Сост.: В.И. Ивкин и Г.А. Сухина. — М.: ЦИПК РВСН, 2003. — С. 173-174.

[14] См. Задача…. — С. 789-791, 825.

[15] См. Задача…. — С. 829.

[16] См.: Ракетные войска. — С. 151-152.

[17] См.: Ракетные войска. — С. 220-221.