Семёну Романовичу Григорьеву в 2017 году исполнится 90 лет

"Родился я 28 сентября 1927 года в селе Таскино Емельяновского района Красноярского края, в крестьянской семье. Мои родители, Роман Савельевич и Анна Иосифовна, всю свою жизнь прожили на Енисее, в родном Таскино.

Я в семье самый младший. У меня были две сестры – Зина и Анисия. Старшая, Зина, была на золотых приисках председателем горисполкома. Анисия старше меня на 3 года. Она родила пятерых детей, да так детьми и занималась. Её муж работал на золотых приисках в шахте.

Жили мы дружно, всегда много трудились. До аэроклуба я каждый год работал с лошадьми или на сенокосилке, был прицепщиком на тракторе. Позже стал трактористом. В начале лета мы косили сено, потом жали рожь и пшеницу. В деревне всегда работы хватало. До армии я прошёл большую жизненную школу. Отец меня постоянно поучал, он во всех вопросах был способнее, расторопнее меня. Если заставлял что-то делать, то говорил: «Это нужно тебе, а не мне, я эту школу уже прошёл».

С родителями мы всегда хорошо ладили, я их часто вспоминаю добрыми словами.

Отца моего на фронт не призывали, он уже был в непризывном возрасте. Из воевавших родственников многие погибли. Двоюродные племянники пришли с войны без ног. Папин брат тоже пришёл без ноги, потом и вторую отняли - так она была изуродована. Второй его брат тоже был в армии, служил где-то в извозе, подвозил боеприпасы. Ещё один брат погиб на севере в шахте. У отца были две сестры: одна жила в Абакане, вторая - в Таскино. Обе уже умерли. Родственников было очень много. В Великую Отечественную войну семья сильно поредела.

В 14 лет, ещё до войны, я окончил семилетку и поступил в аэроклуб. Окончил его в 1944 году. Меня призвали в лётное училище, так как после окончания курсов я получил документы на право управлять самолётом. Нас, курсантов, сразу направили в эскадрилью для проверки и облётывания. Результаты получились хорошие, и в ноябре нас отправили на фронт. Мне тогда было 17 лет.

*   *   *

Я был сопровождающим. Да не только я. Вся наша группа сопровождала самолёты тяжёлой авиации, которые бомбили Кёнигсберг. Были две эскадрильи сопровождения. Вылетали с Бобруйского аэродрома. Нам ставили задачу, говорили, когда нужно встретить полк бомбардировщиков. И мы встречали. Одна группа самолётов сопровождала их во время  взлёта с аэродрома. Она уже кружила в воздухе, чтобы не налетел противник. Вторая сопровождала до точки выброса бомб.

Конструкция самолётов всех типов почти одинаковая, неважно какой он: маленький или большой. Оснастка, плоскости, двигатель, шасси, хвостовое оперение - у всех самолётов одинаковы. Разница в управлении машиной. Да и задачи самолёты разных типов решают разные. Предназначение бомбардировщика понятно из самого названия. Штурмовики поддерживают действия наземных войск, подавляют и уничтожают цели на земле или воде. Они предназначены исключительно для наступательных действий, а вот истребители - больше для оборонительных. Истребители уничтожают воздушные цели, сопровождают бомбардировщики, транспортные самолёты.

Были у нас случаи, когда несколько ребят погибли вместе с самолётами. Их сбила с земли артиллерия противника. Но мне повезло, я остался живым. Я даже ранен ни разу не был.

Сбивать самолёты мне не пришлось, а вот войска обстреливал. В Кёнигсберге стояла целая армия противника. Немцы бежали на пароходах, на плотах, на баржах. Сначала мы освободили город, а потом уничтожали врага на воде. Наша задача была - спикировать, и, израсходовав все патроны, вернуться обратно на аэродром. В день делали по 2-3 вылета.

Случалось, и нас обстреливали. Уже на аэродроме обнаруживали пробоины в плоскостях.

Летал я тогда на Як-3, Як-5, Як-9 (учебно-тренировочный). Потом, в училище, изучил многие другие самолёты. Позже пришли Ту-16, на которых я до конца службы обучал курсантов. Перед моей демобилизацией вдруг пришли два Ту-22. Изучить я их успел, а вот полетать на них не пришлось.

Когда наши войска уже полностью вошли в Пруссию, и было понятно, что война скоро закончится, нас направили в Челябинск на переформирование, оттуда - на переучивание. Победу я встретил в Челябинске. Какой это был праздник!

*   *   *

Учились мы в Новосибирске. Там стоял авиационный полк, и в учебной части нас переучивали. После этого отправили в лётное училище инструкторами. И с 1950 года по 1973-й я обучал курсантов.

Приходили курсанты уже со средним образованием. Класс делился на три группы: по 23 человека в классном отделении, в каждом был свой инструктор. Обучение начиналось с объяснения, что такое аэродром и какое на нём есть оборудование. А после теории переходили к практике.

Практику проходили на аэродроме, а потом стажировались в части. Каждый год с группой курсантов я ездил по частям, где они показывали навыки, которые приобрели в училище.

Побывал везде: в Белоруссии, на Украине, на Кавказе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке. Классных отделений было много, и нужно было распределить  курсантов в боевые полки, чтобы они получили хорошие практические навыки. Если какие-то курсанты проявляли хорошие способности, командиры полков просили их направить в свои части. Таких случаев было очень много. Поэтому, когда курсанты приезжали полк, у них горели глаза. У всех было желание отличиться. Коллектив у нас был, сильный, порядочный, с хорошей дисциплиной. Это нравилось командирам и курсантам.

Война закончилась 70 лет назад, и теперь, когда я вспоминаю те давние события, то даже не верится, что всё это на самом деле было. А ведь было!

В октябре 1973 года я демобилизовался и приехал в Великий Новгород. В общей сложности я 30 лет служил в армии. Не сидел, а работал. Работал много, активно, с азартом! Поэтому после демобилизации я не мог сидеть без дела. Буквально не находил себе места, я был военным до мозга костей. Меня, такого непоседу, всё время поддерживала дисциплина. Уйдя из армии, я не знал, куда себя деть. Самолёты были моим кровом, моей судьбой.

Я пошёл работать на завод имени Ленинского комсомола. Поступил туда мастером. Быстро сдал экзамены и сразу получил 3-й разряд. Я всю жизнь был связан с техникой. Ничего особо нового и сложного для меня на заводе не было, обучиться было легко. Но проработал недолго.

Меня пригласил к себе начальник отдела кадров, бывший полковник. А я демобилизовался в звании подполковника. И вот вместе с ним, в 348-м кабинете, я проработал пять лет. Потом меня переманили на Новгородский киномеханический завод, где на разных должностях я тоже отработал пять лет.

После этого вызвали меня в горком партии и предложили работу заместителем начальника областного объединения жилищно-коммунального хозяйства. Ещё и там задержался на пять лет. Но так как по возрасту я уже был пенсионером, то в какой-то момент решил уволиться совсем. В общей сложности на «гражданке» я отработал 15 лет.

*   *   *

Сейчас занимаюсь садоводством. У меня участок, очень много яблонь, есть небольшой домик. Мы его строили вместе с женой. Сначала мы заказали сруб, потом перевезли его и вдвоём сложили домик.

С первой женой Валентиной Петровной я познакомился в 1950 году, когда учился в лётном училище. Она умерла 18 лет назад. У нас с ней есть сын Владимир, 1951 года рождения. Дни рождения мы с ним отмечаем в один день. Такое вот совпадение. Живёт он в Новгороде. Владимир  17 лет отслужил в армии, демобилизовался в звании капитана.

Был у меня внук. Он погиб в Чечне. И больше у меня внуков не было. Нет ни внуков, ни правнуков.

Сейчас у меня вторая жена - Людмила Сергеевна. По профессии она педагог, долгие годы преподавала математику. Вместе мы уже 17 лет. Хорошая женщина, очень умная, и мне это нравится. Мы друг друга понимаем, искренне сожалеем, что так поздно встретились. Если бы раньше… Но раньше у каждого была другая семья.

*   *   *

Люблю рыбалку. До сих пор вожу машину, а без неё сидел бы дома, потому что стали болеть ноги. Так что машина – моё спасение. Летом и осенью ездим с женой в лес. Грибы и ягоды собирает, в основном, она. Стараемся в огороде быстрее убрать картошку, потому что почти всегда сырая погода. В саду много яблок. Я их раздаю. Не продаю, и продавать не собираюсь.

Старость подошла незаметно, трудоспособность уже не та. Меня часто приглашают в школу № 13, она рядом с домом, на все мероприятия, которые там проводятся. Как член жюри участвую в разных конкурсах, например, в «Смотре строя и песни». Встречаюсь с ребятами в классах, беседую с ними о войне, об армии, о жизни.

Приглашают и в другие школы: 24-ю, 31-ю, 30-ю. Бывал в колледжах и в Сельскохозяйственном институте. Даже в зоне дважды побывал, меня и туда приглашали. Там выступал, и очень удачно. Понравился ребятам. Просили приходить ещё. Я не только рассказываю что-то для них интересное, но и отвечаю на конкретные вопросы. А вопросов задают много.

Когда в Великом Новгороде был аэродром, меня приглашали туда, но я не согласился. На гражданские самолёты ведь надо было переучиваться.

Раньше в свободное время я ещё и охотой занимался, времени не терял. Был председателем охотколлектива. Там были и участники Великой Отечественной войны, но теперь уже никого нет.

Сейчас являюсь председателем Совета ветеранов-авиаторов. Раньше их было много, а сейчас осталось всего 14 человек, Из них уже больше половины не выходят из дома. Всем по 92 - 94 года. Недавно похоронили одного товарища".

*   *   *

Семён Романович имеет две медали "За боевые заслуги", орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды и несколько десятков разных других медалей.

"Мой костюм, - говорит ветеран, - весит 8 килограмм. Я поэтому стараюсь его реже надевать".



Студентка Политехнического института Новгородского госуниверситета Людмила Осипова состоит в добровольческом объединении "Патриот"


Литературную запись Людмилы Осиповой рассказа С. Р. Григорьева прислала руководитель добровольческого объединения "Патриот" Политехнического института Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого Алла Филипповна Булгакова