"Меня провожала мать, перекрестила и говорила: "Сынок, я буду молиться за тебя, чтобы ты остался жив!"

Опубликовано Редакция - ср, 03.04.2019 - 00:03

Проходят годы, многое в жизни забывается и уходит из памяти. Необходимость помнить о своих корнях, о своих родственниках, близких и друзьях – это не просто право, но и обязанность человека. Важно сохранить память об участниках войны, сберечь цепочки родовой, семейной памяти.

Я в гостях у художника, фронтовика, среди книг, картин, фотографий. По-домашнему уютно. Может быть, ещё и оттого, что комнату заливает полуденное солнце, выглядит она весело, празднично. А, может быть, это мое внутреннее состояние. Устанавливаю штатив. Буду делать фотопортрет. Беседуем, собираюсь записывать воспоминания, образы, всё начинается с какого-то одного, кажется, что случайно услышанного слова. За ним возникает следующее, третье, двадцатое и так далее и так далее. На моём фото "на долгую память" - друг, художник, фронтовик Иван Дмитриевич Тихонов, участник ПЯТОГО СТАЛИНСКОГО УДАРА - главной операции летней кампании 1944 года - Витебско-Оршанской наступательной операции "Багратион" на фоне своей картины Кёнигсбергского замка. В руках автопортрет военных лет, на котором видим, что он, гвардии младший сержант, награждён Орденом Славы 3-й степени  (орден вручался только за личные заслуги, тем, кто личной храбростью содействовал успеху общего дела), медалью "За отвагу", медалью "За боевые заслуги", медалями "За взятие Кёнигсберга" и "За победу над Германией". На тот момент бойцу и художнику исполнилось 20 лет! Родился Иван Дмитриевич 19 января 1925 года в селе Угуй Усть-Тарского района Новосибирской области. 

- Иван Дмитриевич,  расскажите, пожалуйста, о своём довоенном, не изрытом окопами детстве, я запишу.

- Да, время быстротечно, и час последний ближе, чем кажется. В 1930 году вместе с отцом по вербовке переехал в Хабаровск. В 1931 году пошел в школу, а в 1936 году с семьей переехал в приграничное село Казакевичи, где пробыли до 1937-го, после чего я снова возвратился в Хабаровск. В 1942 году я окончил 7 классов средней школы и пошел работать на завод Кагановича в качестве слесаря.

В декабре 1942 года был призван в Рабоче-крестьянскую Красную армию. Когда объявили о начале войны, было приподнятое настроение, считали, что быстро разобьем врага. К войне готовились, но к войне, как оказалось, готовы не были. У меня не было никакой военной специальности, и я был военкоматом направлен в школу снайперов. По приказу Верховного Главнокомандующего на Дальнем Востоке была сформирована 23-я школа в посёлке Шкотово, Приморского края. Школа, которую я окончил в июле 1943 года, комплектовалась за счет призывников из Хабаровского, Приморского краев и Амурской области. В нашей семье было 4 сына и дочь. Меня провожала мать, перекрестила и говорила: "Сынок, я буду молиться за тебя, чтобы ты остался жив!" И она оказалась права. Я был все время в разведке, на передовой и ни разу не был ранен. Еще 3 брата и никто не погиб. Вот что значит мать. Я ей благодарен, она помогла мне во всем.

- Как вы стали участником операции "Багратион"? - спросил я у Ивана Дмитриевича.

- В марте 1944 года я был направлен на Белорусский фронт. Воевал с фашистскими захватчиками в составе 2-го батальона 171 гвардейского стрелкового полка, 1 гвардейской стрелковой дивизии 11 гвардейской армии К. Н. Галицкого  Белорусского фронта в должности заряжающего 120-мм минометного расчета. 22 июня наши войска провели разведку боем.

27 июня 1944 г. я участвовал в  освобождении города Толочин, Наша 11-я гвардейская армия смогла сломить сопротивление противника, вышла к Березине и форсировала реку. 30 июня 1944 года передовые подразделения полка вышли на реку Березину. За четверо суток непрерывного марша с боями полк продвинулся на 160 км.

За прорыв обороны противника на Оршанском направлении наша 1 гвардейская стрелковая Московская дважды Краснознаменная дивизия, единственная из всех соединений Рабоче-крестьянской Красной Армии, 2 июля 1944 года награждена орденом Суворова I степени. Отличились войска дивизии при освобождении столицы Белоруссии города Минска. Обойдя город с севера, они освобождали железнодорожные узлы, преодолевали водные преграды. 171 гвардейский стрелковый полк в ходе наступления освобождал печально известную деревню Хатынь (вернее то, что от нее осталось).

5 июля 1944 года, обойдя Минск с севера, бойцы 1-й гвардейской стрелковой дивизии, в том числе и наш дивизион,  коротким штурмом освободили посёлок Воложин, а 9 июля – литовский посёлок Рудишкес. Впереди был Неман. От Березины до Немана темпы наступления не снижались. Дивизия освободила ряд крупных городов и населенных пунктов Белоруссии, в том числе 7 июля город Ошмяны Гродненской области и 9 июля 1944 года вступила на территорию Литовской ССР, освободив посёлок Рудишкес.

В ночь на 14 июля 1944 года вышли на берег Немана южнее города Алитус, где река делает большую петлю в восточном направлении. Без подготовки,  кто на подручных средствах, а кто и вплавь, приступили к форсированию реки. Противник открыл со своего берега ураганный огонь, но, несмотря на него, мы достигли берега и в коротком бою захватили небольшой плацдарм. С 29 августа 1944 года по указанию Ставки Верховного Главнокомандования 3 Белорусский фронт перешёл к обороне, не дойдя нескольких километров до границ Восточной Пруссии. 18 октября 1944 года была прорвана последняя линия обороны противника на подступах к Восточной Пруссии, и в 10.30 у пограничного столба № 131 в районе городка Айдкунен подразделения 171 полка пересекли Государственную границу СССР и, развивая наступление, вклинились на территорию Германии.

6 апреля 1945 года начался ключевой этап операции "Бастион" — штурм Кенигсберга. В военной литературе эта операция многократно и обстоятельно описана, поэтому мне нет необходимости пытаться повторять написанное. Однако, как участник этой операции, не могу не сказать о ней несколько слов. За все время войны мне не приходилось видеть ничего подобного.

Принимая участие в Кёнигсбергской операции (6 - 9 апреля 1945 года), 1 гвардейская стрелковая дивизия, наступая на городские укрепления с юга на правом фланге 16 гвардейского стрелкового корпуса, первой ворвалась в город-крепость. Воины дивизии штурмовали Южный вокзал, брали мост через реку Прегель, вели бои в центре города, освобождали от фашистов другие опорные пункты. 171 гвардейский стрелковый полк гвардии подполковника Лопаткина П.С., прорвав сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону противника с многочисленными фортами, ДОТами и ДЗОТами, стремительно продвигаясь вперед, ворвался в город и вышел к реке Прегель. 8 апреля части дивизии вырвались к площади перед Королевским замком. Вечером 9 апреля 1945 года гарнизон города и крепости Кёнигсберг капитулировал. 

13 апреля наступление наших войск было продолжено. До 26 апреля полностью очистили Земландский полуостров и тем самым завершили полный разгром немецких войск в Восточной Пруссии. На этом для фронта по существу, закончилась война. Земландский полуостров от Кенигсберга до Пиллау был усеян трупами немецких солдат и искореженной военной техникой. Такого зрелища мне не доводилось видеть за всю войну.

Демобилизовался я в 1948 году, поехал к родным в Хабаровск. Направили, как фронтовика, работать в милицию. Начал с рядового милиционера, позже  был следователем в Ленинградском отделе милиции, оперативным дежурным, вышел на пенсию в должности начальника милиции.

Сегодня Иван Дмитриевич Тихонов - член совета ветеранов МВД. Награждён в мирное время ведомственными наградами - орденами "За мужество" и "За заслуги".

Фото и текст © Сѣргѣй Тырыш Ханъ