Лидия Короченцова: "Тогда, находясь под бомбёжками, теряя технику и боевых товарищей, мы не думали, что совершаем подвиг. Это была обычная, серая фронтовая жизнь"

Опубликовано Редакция - ср, 06.11.2019 - 17:46

Пусть болтают, что верить вам не во что, что идете войной наугад...
До свидания, девочки!
Девочки,
постарайтесь вернуться назад.

Булат Окуджава.

Лидия Алексеевна Короченцова (урождённая Степанова) - человек  с внутренней и естественной, я бы сказал даже, природной культурой, которая так ценна в простых людях фронтового поколения. Вспоминает о войне сдержанно, даже скупо, главное значение придаёт честности в самом глубоком и высоком смысле этого слова, которое происходит от слова "честь".

"Я родилась в городе Ярцево, Смоленской обл. в 1925 году 7 июня. Отец Алексей Иванович Степанов, мать Ульяна Терентьевна. 7 июня 1941 года мне исполнилось 17 лет. Окончена средняя образовательная школа. Лето летело быстро, в светлой густоте его были моменты счастья, полноты детского мироощущения, раннего миропознания, переплетения фантастического и реального. Наступившая радость сменилась горем — как гром с неба грянула война и застала всех врасплох., теперь жизнь больше не будет  такой беспечной, веселой, легкой" - вспоминает Лидия Алексеевна.

Немецкие войска быстро продвигались на восток. 11 июля 1941 года немецкий 39-й мотокорпус, сломив сопротивление 19-й армии генерал-лейтенанта Конева, начал наступление  на Смоленск. 13 июля он вступил в бой за Ярцево. В первый раз немецкие войска задержались в Ярцево на 2 месяца. Части Красной Армии пытались отбить город обратно. Жители Ярцево, опасаясь германского карательного аппарата, стали спешно эвауироваться. Лидия Степанова несколько суток с мамой и сестрой шли пешком на восток,  в Дорогобуж. Это примерно 70 километров.

Виденное осталось в памяти ярко и значительно: "Несколько раз в брод переправлялись через Днепр. Мама плавать не умела, искали брод, где можно перейти. Остановились в Дорогобуже, стали работать в совхозе, убирали сено. Думали, что неделя, две и война окончится. Но враг наступал. Пошли далее пешком, до Москвы. Добрались в Вязьму, попали в эвакопункт. Нам дали направление в Ивановскую область, в город Шуя (текстильный город, а Ярцево тоже был текстильный город). Пошла работать на текстильную фабрику, в механическую мастерскую, обучилась и работала токарем. Кругом шли разговоры только о войне, о мобилизации. В Шуе, в здании "Фабрики-кухни" находился стрелковый полк, в котором проводилось обучение призывников перед отправкой на фронт. Мне предложили поступить на курсы фронтовых радистов-морзистов. Я дала согласие. Через два месяца в августе 1942 года, меня,18-летнюю девушку, получившую специальность, отправили на фронт в качестве радиста - морзиста. Поступила в отдельный батальон связи, в 173-ю стрелковую дивизию. Помню как наяву, сцену облачения в военную форму. 11 августа 1942 года нас привезли в районе погрузки – это железнодорожная станция Добужа. Призывников вокруг было много. Видимо, съехались из нескольких прилегающих  районов и из самого города. Провожающих было тоже немало. Царило общее оживление. Прозвучала команда "По вагонам!" Младшие командиры, сопровождавшие призывников, развели всех по теплушкам, разъяснили, как себя вести в пути. Теплушка - это небольшой вагон, предназначенный для перевозки грузов, но использовались они и для перевозки воинских частей. Вскоре наш состав тронулся. Каково истинное положение дел, куда едем и как долго будем в пути – обо всем этом можно было лишь строить догадки. Время в пути коротали, как могли. Нередко предавались воспоминаниям, рассказывали друг другу о планах на будущее. Все мы надеялись на благополучную службу в армии и возвращение домой. Даже в дурном сне не было никаких намеков на то, что ждало всех в будущем. Фронтовые будни внесут свои коррективы в наше представление о войне потом, все окажется прозаичнее и страшнее чем думалось, а пока мы ехали к месту службы. Эшелон останавливался на станции, при которой находился пункт раздачи горячей пищи. Это были специальные здания с пищеблоком, столовой, умывальниками и комнатой первой медпомощи. Утром и вечером мы питались сухим пайком, а кипяток брали на вокзалах. В общем, переезд призывников прошел организованно", - вспоминает Лидия Алексеевна.

Так Лидия Алексеевна попадает на Сталинградскую битву – решающее сражение Второй мировой войны. В Сталинград постоянно шло подкрепление. В очерке "Дивизия героев: от Москвы до Эльбы" А.А. Кириллова я прочёл: "На протяжении недели части дивизии железнодорожным эшелоном перебрасываются из Смоленской области в район северо-западнее Сталинграда. Прибыв на станцию назначения Иловлинка наш эшелон быстро выгрузился и укрылся в рощах,  расположенных вокруг железнодорожной станции. Частям и подразделениям дивизии предстояло в течение 4-5 суток преодолеть 150 километров в непривычных для бойцов условиях придонской степи. Сухо, знойно. Особенно тяжело было пехоте. Воины-пехотинцы все 150 километров на своих горбах несли станковые пулеметы, минометы до 82 мм, полковую артиллерию на конной тяге и у каждого при этом имелось личное оружие: винтовки, автоматы, а к ним немалый боекомплект патрон и гранат. Не намного легче было и артиллеристам, бойцы были вынуждены своими руками притормаживать спуск орудий с пригорков и наоборот помогать коням вытягивать орудия на пригорки по пересеченной балками и оврагами придонской степи. Командир дивизии полковник В.Д. Хохлов получил из штаба 24-й армии распоряжение о сосредоточении частей в районе Котлубань. Несмотря на приказ занять боевые позиции к утру 5 сентября стрелковые полки подошли к 15.00 и сразу же с марша вступили в бой с противником, не дожидаясь подхода артиллерии усиления. Между Ерзовкой и Самофаловкой 24-я и 66-я армии должны были ликвидировать вражеский коридор. Ликвидировать его не удалось, но атаки продолжались, чтобы оттянуть от Сталинграда возможно большее число противника. Фронт действий полков 173-й стрелковой дивизии определялся населенными пунктами и высотами 107,2, 108,4, 118,1. Задачей 173-й стрелковой дивизии определялось, наступая в южном направлении овладеть хутором Бородин, а при благоприятном развитии событий продолжать наступление в направлении Малой Россошки. С большим трудом бойцам дивизии удалось продвинуться вперед, сбив боевое охранение противника, а затем, войдя в соприкосновение с главными силами врага, дивизия вела кровопролитные бои, не прекращающиеся ни днем, ни ночью, натиск противника на Сталинград с северо-запада был ослаблен".

Лидия Алексеевна говорит: "Моя задача заключалась в том, чтобы поддерживать связь, получать и передавать данные, в том числе и те, которые поступали от радистов, находившихся в тылу у врага. Всё это делалось с помощью азбуки Морзе. Наша радиостанция была передвижной. Противник хорошо понимал значение оперативной связи во время сражений и, естественно, всеми доступными средствами стремился уничтожить её. Тогда мы не думали, что совершаем подвиг. Это была обычная, серая фронтовая жизнь". 

За успешные боевые действия по уничтожению сталинградской группировки противника, 1 марта 1943 года ей было присвоено почётное звание "Гвардейская" и новый войсковой № 77. В марте 1943 года теперь уже 77-я гвардейская стрелковая дивизия походным маршем была передислоцирована в село Самофаловка, от которого и начала дивизия свое победное шествие 5 сентября 1942 года.

Лидия Алексеевна вспоминает: "Запомнился день конца марта. На плацу в селе Самофаловка у пруда и старой водокачки в яркий солнечный день личный состав дивизии был выстроен буквой "П". Представитель ГПУ РККА вручил комдиву В.С. Аскалепову  Боевое Красное Знамя 77-й гвардейской стрелковой дивизии. В эти же дни личному составу были вручены медали "За оборону Сталинграда" и гвардейские знаки. Я получила свою первую медаль. А затем был праздничный обед".

В апреле 1943 года дивизия на станции Котлубань погрузилась в эшелоны и отправилась в Тульскую область, где вошла в состав 61-й армии Брянского фронта. С июня 1943 года дивизия вела упорные бои на Орловско-Курской  дуге, участвовала в форсировании ряда крупных водных рубежей, в том числе Днепра, в освобождении  Чернигова. За освобождение Чернигова дивизии было присвоено почётное наименование "Черниговская".

- Тогда мы пели такую песню:

С боями сквозь грозы и пламя

Мы в древний Чернигов вошли

И гордо гвардейское знамя

Над синей Десной пронесли.

В очерке "Дивизия героев: от Москвы до Эльбы" говорится: "Продолжая наступление, 22 сентября 1943 года дивизия с ходу преодолела реку Белоус, внезапно и стремительно форсирует Днепр. С 18 января по 29 января 1944 года части дивизии провели ряд успешных боевых действий по захвату опорных пунктов противника западнее г. Калинковичи. В чрезвычайно трудных условиях части совершили переход через болото Дикое. Почти через все болото пришлось нести на себе материальную часть и боеприпасы. В труднопроходимых местах делались настилы из деревьев и кустарника. Основная нагрузка легла на артиллеристов, минометчиков и противотанкистов. Покров снега и тонкий лед не выдерживали орудий, и личному составу приходилось буквально переносить пушки, проваливаясь в ледяную воду. Но задача была выполнена. В 1944 году 77-я дивизия участвовала во многих наступательных операциях по освобождению Западной Украины. В результате двухнедельных наступательных боёв дивизия выходит на Государственную границу Союза СССР по реке Западный Буг на участке Терехи–Высоцк. Три года назад через нее вторглись фашистские полчища. В ночь с 20 на 21 июля 1944 года после массированной артиллерийской подготовки дивизия форсирует реку Западный Буг. Ближайшая оперативная цель 1-го Белорусского фронта в этом наступлении сводилась к тому, чтобы прорвать оборону противника одновременно на двух направлениях и, разгромив Варшавско - Радомскую группировку, выйти на меридиан Лодзи".

Принимая участие в Висло-Одерской операции, дивизия вместе с другими соединениями освободила польский город Лодзь, в котором Лидия Алексеевна сильно заболела и попала в госпиталь. После выздоровления, она была демобилизована. Так закончилась для неё война.

Сегодня говорят, что выступление наркома иностранных дел СССР Вячеслава Михайловича Молотова  по радио в первый день войны, и особенно его заключительная фраза : "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!" - это исключительно агитационный ход 1941 года. Однако эти крылатые слова стали пророческими. На медали "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.", которой награждена Лидия Алексеевна Степанова, рядовой 108 отдельного гвардейского батальона связи, 77-й гвардейской мотострелковой  Московско-Черниговской ордена Ленина Краснознамённой ордена Суворова II степени дивизии чеканным сталинским словом сказано: "Наше дело правое. Мы победили".

Записал член творческого объединения РСВ "Отчизна" Тырышкин С.В.

Теги

Поделиться в соцсетях