Про Ивана Медведева, который брал в плен футболиста сборной Австрии, игравшего с московским "Спартаком"

Опубликовано Редакция - ср, 24.04.2019 - 22:15

"Если бы я тогда не уехал в отпуск, меня бы непременно убили..."

Медведев Иван Григорьевич

Воинское звание на фронте: лейтенант
Дата рождения: 26.01.1925
Место рождения: село Мещоры, Нижегородской области

Участие в боевых действиях:

"В январе 1944-го я закончил Казанское пехотное училище и выпустился младшим лейтенантом. Боевое крещение я принял под Великими Луками в составе 140-го стрелкового полка 2-го Прибалтийского фронта. 

Бои в это время там шли ужасные. Враг пытался захватить железную дорогу, ведущую на Ленинград, а мы ее защищали. Перед очередной атакой немцы начали артподготовку. Я в это время командовал пулеметной ротой. Снаряды ложились рядом с окопами. Страшно было очень, и умирать не хотелось. Во время одного из взрывов меня полностью завалило землей. Как меня откопали, я не помню. Когда очнулся, из ушей шла кровь и нещадно болела голова. Но думать о себе было некогда – немцы наступали под прикрытием трех танков. Атаку мы отбили, но чувствовал себя совершенно оглохшим. Вечером мне стало совсем плохо, и на полтора месяца я попал в госпиталь. После выписки меня направили в другую часть – полевой укрепрайон. Это подразделение было вооружено основательно, и его всегда отправляли туда, где приходилось труднее всего. Наша часть никогда не была в тылу на переподготовке, пополнение и вооружение мы получали прямо на передовой. 

Через некоторое время мне предложили пойти в разведку – плохо обстояло с этим дело в части, разведчики никак не могли взять "языка". Я сразу согласился, т.к. мне всегда хотелось показать себя и быть в самых горячих точках. Из первой же вылазки в траншеи противника наша группа притащили "языка". Пленный немец выдал всю необходимую командованию информацию. Так я стал разведчиком, и за 8 месяцев на моем счету было 24 "языка", среди них был и футболист сборной Австрии, игравшей до войны матч с нашим "Спартаком". Это мы уже потом узнали, когда дотащили захваченного "фрица" до своих. Этот немец был изрядным верзилой и начал отчаянно сопротивляться на нейтральной полосе. Борьба завязалась жесткая: либо он, либо я. Пришлось для "успокоения" применить нож: целил в мягкое место – ранение для жизни не опасное, но, понятно, ощутимое. Наконец, удалось сломить сопротивление и доставить "языка" в штаб. Трудно тот пленный нам достался из-за его хорошей спортивной подготовки. Однажды во время операции "Багратион" в Белоруссии наша группа – 4 человека, ушедшая далеко вперед от передовых частей, обнаружила в лесу роту неприятелей - 75 человек. Мы решили взять врага врасплох. Тактика сработала, но я чуть не погиб: когда выскочил из-за деревьев, то увидел автомат, направленный на меня немецким офицером. Спасло то, что выстрелить ему не удалось, у него видимо перекосило патрон. 

В составе одного из диверсионных отрядов меня направили на территорию Восточной Пруссии. Мы были переодеты в форму литовского легиона, вместе с нами был Генрих, перешедший на сторону Красной Армии пленный немецкий офицер. Не раз нас останавливали немецкие патрули, проверяли документы, внутри все дрожало, но внешне мы оставались спокойны. Было еще всегда страшно, что наш немец нас предаст. 

Наша группа собрала ценнейшую информацию о расположении противника и оказалась одна из немногих, сумевших выжить и вернуться назад. Меня вызвали к командованию. Докладывал я нескольким офицерам в камуфляже, их погон не было видно, и кто они были по званию, я не знал. После того, как я закончил доклад, меня похвалили и сказали, что за то, что вернулся живой и с крайне важной информацией, дескать, можно и к Герою Советского Союза представлять. Но в это время один из молодых командиров сказал: а давайте не будем отправлять документы наверх, а сами достойно поощрим Медведева. 

- Домой в отпуск хочешь? – спросил незнакомый командир. 

Я потерял дар речи, ведь никогда не слышал, чтобы здоровых бойцов когда-нибудь отправляли отдыхать домой. Только потом я узнал, что побывку на целый месяц (а было это в январе 1945 года, за 3 дня до начала Восточно-Прусской операции) мне подарил тезка – командующий 3-м Белорусским фронтом генерал Иван Черняховский. Он мне этим отпуском спас жизнь. Если бы я тогда не уехал в отпуск, меня бы непременно убили. Бои шли страшные, и первыми погибли разведчики. Из дома я вернулся в феврале и попросился на штурм Кенигсберга. Меня направили в разведывательную роту 1-й Московской дивизии. Брать немецкую цитадель начали 6 апреля с артподготовки в 9 утра. Но для меня и моих ребят штурм начался на 5 часов раньше. Мы, как всегда, ушли вперед, с целью разведать путь для второй батареи 171-го полка. Вместе с этим подразделением мы и брали отчаянно сопротивлявшийся район нынешней улицы Суворова. 

К концу дня мы вышли к железнодорожному мосту. Перед нами открылся вид на Южный вокзал. Мы наткнулись на сильно укрепленную полосу и очистили вокзал только к середине следующего дня. 8 апреля сражались на территории товарной станции, там же были и 9 апреля. Страшная была мясорубка. Не знали, где наши, где немцы. 

В этот день рано утром война для меня закончилась. Рядом с тем местом, где я стоял, разорвался снаряд, и меня осколками тяжело ранило в голову и в плечо. Победу я встретил в госпитале в Вилау.

Жена - Мария Ефимовна. В браке с 1952 года.

У нас выросли два сына – Анатолий и Александр. Старший сейчас живет и работает в Германии, ходит в море и пользуется большим авторитетом у судовладельца. Его сын Дмитрий Анатольевич Медведев – любимый внук пошел по стопам отца. После каждого рейса сын и внук навещают меня. У Дмитрия тоже подрастает младший сын – трехлетний Максимка. По бойцовскому характеру сильно напоминает деда. 

Несмотря на свой преклонный возраст, я не отказываюсь ни от одной встречи с теми, кто интересуется историей своей Родины".

Награды:

  • Орден Отечественной войны I степени. Это первая награда, появившаяся в годы Великой Отечественной войны. Орденом Отечественной войны награждаются те бойцы, кто... в результате личной разведки установил слабые места обороны противника и вывел наши войска в тыл противника.
  • Орден Красной Звезды
  • Медаль "За боевые заслуги"
  • Медаль "За взятие Кёнигсберга"
  • Медаль "За победу над Германией"

Фото и текст для энциклопедии "НАСЛЕДИЕ И МЫ" © Сѣргѣй Тырыш Ханъ

Теги

Поделиться в соцсетях