Человек с довоенными идеалами

Опубликовано Редакция - вт, 19.11.2019 - 20:11

Юлиус Лёнгинас Декснис / Julius Lionginas Deksnys родился 18 декабря 1926 года в Пакапе Рокишкисского района в Литве, в крестьянской семье. В 1942 году всю его семью фашисты вывезли на принудительные работы в Германию.

Воспоминания Юлиуса Лёнгинаса Дексниса:

"Как я помню, в полицейском сопровождении меня, родителей и сестру Казимеру забрали из дома с небольшими котомками пищи и одежды, проводили до железнодорожной станции, посадили в товарный поезд и вместе с другими ссыльными под немецким конвоем и в сопровождении переводчика, повезли через Панявежис, где добавилось ещё несколько вагонов. Этот состав через Шауляй, Таураге пересёк литовско-германскую границу, и нашу семью высадили в Тильзите.

В феврале 1942 года мы с отцом оказались в деревянном железнодорожном бараке вместе с такими же бедолагами-поляками. Женщины попали в другой лагерь. Мать попала в качестве рабочей на тильзитский молокозавод, а сестра прислугой к богатому владельцу пивного бара. Нам с отцом дали деревянную двухярусную кровать, а работали мы в Тильзите в железнодорожных ремонтных мастерских.

После пересечения под Таураге литовско-германской границы и пройдя санобработку на Тильзитской железнодорожной станции, мы получили команду построиться и идти на место распределения. Тогда я спросил отца: "Папа, почему нас здесь высадили, а другие поехали дальше-?". "А я не дурак, дал переводчику кусок сала и попросил, чтобы нас высадили с поезда поближе к Литве",- сказал отец. Так наша семья начала жить врозь, но хорошо, хотя бы я вместе с отцом. В одном конце барака - около ста литовцев, а в другом конце - немногим больше поляков.

Поляки должны были носить на лацкане пиджака или пальто ромбовидный знак, где на жёлтом фоне черными буквами было напечатано слово "POLEN". Нам никакого знака носить не полагалось. Поляки не имели права ходить в кино, театр, магазины, в столовые, а мы могли. Пищу выдавали в установленное время (завтрак: бутерброд и чашка эрзац-кофе, вечером - тоже, а на обед тарелка свекольного или другого овощного супа, а на второе - каша с куском мяса).

Однажды, то ли в мае или в июне, отец получил вызов в Тильзитскую полицию. Вернувшись вечером с работы, отец сказал: "Меня вызвали в полицию, и сообщили страшную весть. Они получили сообщение из Рокишкиса, что выбывший оттуда Юлиус Декснис - коммунист, и с ним надо поступить, как с опасным элементом. А это значит как с евреями. Значит, надо ждать ареста и такой же судьбы, что была уготована евреям в Рокишкисе".

Это не подтвердилось, и нас перевели на дрожжевую фабрику в Восточной Пруссии. Дали комнату неподалёку от фабрики, куда мы переселились всей семьёй. Мы познакомились с литовцами, живущими в Тильзите. Весной 1943 года над Тильзитом всё чаще был слышан гул русских самолётов, которые летели бомбить Кенигсберг. Всё чаще приходилось и нам попадать под бомбёжки.

Мой отец решил готовиться к побегу в Литву. В марте 1943 года тёмной ночью отец перевёл меня через границу, на железнодорожной станции в Таураге посадил меня в тамбур товарного вагона, и я поехал уже один в сторону Шяуляй.

Поездка продлилась примерно неделю, потому что я ехал без документов. На родине устроился на работу в рокишское лесничество. Тем же путём, что и мне, на родину удалось вернуться всей семье в деревню Содяляй.

Сестра Казимера сразу устроилась на работу прислугой к зажиточным хозяевам. Отец и мама - на порубку леса в лесничество, а я в том же лесничестве рабочим в лесопитомнике. 18 августа 1944 года, когда не прошло и месяца после освобождения нашего края от немцев, была объявлена мобилизация в Красную армию.

Я и мой друг Ромас, решили не прятаться и подчиниться мобилизации, хотя многие поступили иначе. Немало юношей, одни - ведомые " патриотическими" чувствами, другие, уклоняясь от мобилизации, подались в леса, прятались дома, и немало их погибло. Мой отец, провожая нас на рокишский призывной пункт, дав кусок сала, ковригу хлеба, сказал: "Сынок, не будь последним и не будь самым первым..."

Мы поездом через Даугавпилс отправились в Вильнюс на призывной пункт в районе Антакальниса. Вскоре нас увезли в 253-й полк 50-й Литовской запасной пехотной дивизии, который был дислоцирован в лесах под Ярцево Смоленской области. В августе 1944 года мы отбыли в Литву.

Место дислокации 253-й полка 50-й Литовской запасной пехотной дивизии было в Укмерге.

В декабре нас перевели на станцию Вайнёде в Латвии. Здесь нас встретил командир 1 батальона 156 стрелкового полка 16 Литовской стрелковой дивизии майор П. Беланасс. Нам сразу выдали оружие и мы отправились в сторону фронта. Началась фронтовая солдатская жизнь.

4 января 1945 года дивизия получила приказ выступить на помощь при освобождении Клайпеды - последнего литовского города, оккупированного немцами ещё в 1939 году... 25 января части нашего полка заняли отведённые позиции и начали готовиться к атаке на участке немецкой обороны на территории совхоза "Тауралаукис". 

Утром 27 января в составе 4-й ударной армии части 16 Литовской стрелковой дивизии начали наступление. Первым пошёл в атаку 156 стрелкового полка и 1 пехотная рота его 1 батальона. Я был рядовым пехотинцем этой роты. Это была моя первая атака, оставившая глубокое впечатление на всю жизнь.

После этого я попал в 18-ю отдельную разведроту 16 Литовской стрелковой дивизии, где познакомился с будущим известным поэтом Паулюсом Ширвисом. Мы оба из Рокишкиса. Паулюс Ширвис уже  был опытным разведчиком, награждённым орденом Славы III степени, медалью "За отвагу", и мог посоветовать, как мне жить, воевать и заслужить уважение товарищей. Утром 8 мая 1945 года нам было дано задание взять "языка". В эту группу были назначены я и мой друг Паулюс Ширвис..

Был солнечный день, но для многих из нас он стал последним... 16 Литовской стрелковой дивизии противостояли 263-я и 563-я германские дивизии. За участие в разведывательных операциях и за освобождение Клайпеды я был награждён медалью "За отвагу" . Эта медаль для меня - знак чести и отваги и гордости.

13 июля 1945 года дивизия из Курша начала триумфальный поход через всю Литву: Мажейкяй, Куршенай, Шяуляй, Кедайняй, Каунас. Мне выпала честь сопровождать, я был назначен ординарцем командира дивизии полковника Владаса Мотеку. Повсюду вдоль дорог, деревнях, городах и местечках - люди встречали нас с цветами, слезами радости на глазах. Особенно торжественной и памятной была наша встреча в Вильнюсе, где командир дивизии ехал верхом на лошади во главе дивизии по улицам столицы.

За заслуги в ремонте кладбищ воинов Рабоче-Крестьянской Красной Армии, павших в Литве, награждён в 2008 году российским орденом "Дружба народов". Опубликовал книгу воспоминаний участника войны "Девяносто лет в строю" издательства Vilnius: Gairės, 2017".

© Фотопортрет героя и текст для проекта "НАСЛЕДИЕ И МЫ"  Тырышкин С.В. - член творческого объединения РСВ "Отчизна" 2019

Поделиться в соцсетях