Мы помним, "Братушка"! Фрагмент из книги Валерий Штепо "Держись за небо" о героическом летчике Николае Майданове

Опубликовано Редакция - пн, 28.10.2019 - 22:28

Ночь на двадцать восьмое – она в конце октября с рассветом не спешит. Дата запомнится надолго. Сонными, садимся в машину Жени Налимова. Нам далеко. Из Самары в Казахстан, к Николаю Майданову.

А память уносит нас четверых еще дальше, в афганский город Газни. Штаб вертолетчиков, с которыми летал Майданов, разведчиков-спецназовцев и наш тогда оказались рядом. Шумное соседство, только другого десантникам не надо. Там, в Афганистане, "вертушки" доставляли нас к точкам начала работы, а дальше мы сами – в рейды на перехват караванов с оружием, в налеты, засады. Без них, грохочущих, мы бы доставали караваны, но с согнутыми от усталости коленями.

В тот раз вертолет Майданов высадил в горах разведгруппу и ушел на аэродром. А в эфире тревожное: на группу насели душманы. Много. Вниз не прорваться, ребята уходят все выше и выше.

Два вертолета ушли, чтобы снять со скалы десант. И оба при подходе были подбиты, сели рядом. Вылетел Майданов. Нашел. Площадка, чтобы сесть,  потом шутил, - по размерам с синенький скромный платочек, что, как в песне поется, падал с опущенных плеч. А там, в горах и под огнем – не до шуток. Посадил, как только он умел, на одно колесо, а второе висело над пропастью. Машину удерживал вращающимся лишь в полуметре от скалы винтом.

В кабине все – спецназовцы, два экипаже подбитых машин. Можно взлетать. Но вертолет как прикованный: загружен под завязку и воздух разрежен. На такой высоте и двигателю трудно дышать.

Нам рассказывали, что командир группы поднялся и пошел к выходу. Рюкзак, автомат, патроны, сам под 80 кг, разгрузка... "Сидеть", - взмахом руки приказал Майданов. Душманы прекратили огонь, сжимают кольцо. И тогда...

Вспомните себя мальчишкой, бегущим с крутящейся вертушкой на палочке. Майданов вспомнил. Накренил свою машину и сорвал ее в пропасть. Вертолет падал все быстрее, и все мощнее от встречи с воздушным потоком вращались его лопасти, вот они уже в силе удержать его, затем поднять и вынести над пропастью.

Этот взлет вертолетчики с тех пор называют влетом по-майдановски. За этот подвиг Николай Майданов 29 июля был удостоен звания Героя Советского Союза.

Родился Николай в казахском поселке Таскудук, что под Уральском. В Афганистане он шутил: "Я вот как двадцать восемь лет уже интернационалист. С 7 февраля 1956 года, с первого дня рождения". Отец Саин – казах, простой рабочий. Мама Галина Людвиговна – немка, ее семью в начале войны сослали в Казахстан.

- Он, Николай, и во дворе, и в школе был таким, что,.. – голос Абая Лукпанова срывается. А вот таким был Николай, что его однокашник Абай не успокаивался по день сегодняшний, пока не поставили в Уральске памятник Майданову. Деньги откладывал, собирал присланные друзьями Николая, сослуживцами по Одессе, Забайкалью, Туркестану, Саратову, Афганистану, Чечне, Казахстану. Ветераны из Крыма прислали, мы, самарские ветераны 56-й десантно-штурмовой бригады и спецназа ГРУ выслали Абаю. Это он, Абай, нашел у нас в Самаре Мельникова Ивана Ивановича, заслуженного художника России, и зажег его идеей создания памятника. И вот он, Николай Майданов, в последнем взлете над землей, смотрит в небо в летной куртке бронзовой, в шлеме бронзовом.

И сколько же его товарищей приехали к открытию памятника! Друзья, одноклассники, однокурсники, земляки, вертолетчики, с которыми служил, десантники, которым помогал... Благодарит и благодарит, прикладывая ладонь к сердцу, всех приехавших родной брат Николая Виктор Саинович. Он наш, самарский, живет с семьей в селе Усолье Шигонского района. Благодарит и украдкой пьет сердечные капли. Дядя братьев Чернияз, хоть и старше он, поддерживает Виктора...

Хорошие люди приехали. Герой России полковник Александр Дзюба, тот, кто до последнего вздоха Николая был рядом в полете. Приехал из Ростова-на-Дону. Герой России полковник Николай Ярцев, заслуженный военный летчик. В Афганском небе он прикрывал боевые вылеты Майданова. Прибыл из Сызрани. Полковник Владимир Ерёма вместе с Майдановым выбрасывал десантников в афганской операции под Бараки. Он тоже приехал из Сызрани. А из Саратова, где они вместе с Майдановым учились летать, приехали полковник Гаяз Галимов, тоже афганец, и подполковник Василий Чернобук.

Их далекого Ханты-Мансийского округа приехали Андрей Кочелягин, десантник там, в Афганистане, ефрейтор, один из тех, кого Майданов уносил небом в рейды и возвращал. С ним Александр Игумнов, ныне писатель, советник губернатора Ханты-Мансийского округа, полковник запаса, афганец. "В двухтысячном году, - рассказывает,- я в Чечне, в экипаже Майданова ..." И замолкает. Через минуту: "Мы с Колей в Саратове учились вместе летать" (минута молчания). "Потом я приехал на его похороны в Питер. Он там, на Аллее Героев Серафимовского кладбища... Давайте не будем... Мы вот приехали на машине сюда. Двое суток. Могли быстрее, но в Уфе сослуживцы затормозили, заставили передохнуть. Хорошие люди".

И здесь, у памятника, люди хорошие. Сергей Михнов курит сигарету за сигаретой: "После школы мы рванули в Актюбинск в училище Гражданской авиации. Мечта! Но мою зарубили медики. И Коля, здоровый, вернулся со мной. Ругал его там, на вокзале. Уговаривал по-хорошему и лез с кулаками. А он... Не стал поступать. Жизнь... Она дала мне много чего хорошего, а вот такого друга отняла".

Из сказанного при открытии памятника: "Он дважды был в Афганистане. Долгие годы на войне. Боевые операции на Панджшере, в Мозари-Шарифе, Газни..." " Майданов высадил более двухсот групп десантников, совершил там 1250 боевых вылетов..." "Моджахеды объявили охоту на вертолет Майданова, дважды его машину поражали стингерами..."

Он вернулся к себе в Казахстан. Летал. После развала СССР как-то так не сложилось. Не будем сейчас об этом. В 1997-м переехал в Россию. Как лучшему асу еще в Советском Союзе ему доверили командование полком. В 1999 году – командировка на Кавказ. Снова война. 28 января 2000 года полковник Майданов спас командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковника В.Г. Казанцева и группу журналистов.

Из рассказа очевидца случившегося Александра Игумнова: "Как и в Афганистане, нужно было помочь попавшим в беду, вывезти. Командир полка Майданов знал, что район очень трудный, и послал не кого-нибудь другого,  а вылетел сам в паре с вертолетом Дзюбы. Долетели. Но при посадке попавших в засаду Николай был тяжело ранен. Но он сам повел вертолет на базу. Где-то двадцать минут лета. Лишь у земли, перед самой посадкой, теряя сознание, передал управление молодому второму пилоту".

Говоря возвышенным языком гражданских панихид, Николай Майданов умер на рабочем месте. Только ведь он не умер, а погиб. И рабочее место – небо. И работа у него была зачастую особая – с боем спасать других. Даже ценой собственной жизни.

Герою Советского Союза Николаю Майданову было присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Самарский "десант" у памятника Н. Майданову (слева направо): стоят – друг детства Героя Абай Лукпанов, ветераны-"афганцы" Анатолий Боровский, Алексей Долгов, Валерий Штепо, Константин Клюев; сидят -  Николай Аксенов и однокашник Майданова по вертолетному училищу, член его экипажа в Чечне Александр Игумнов.

...Мы, самарцы, возвращаемся тем же вечером. Посты, шлагбаумы по обе стороны границы. Здесь и на российской стороне нас еще утром запомнили, узнав о цели поездки. Дали "зеленый" сходу. Да никакой границей не разделить армейское братство. Там, у памятника, мы – казахи, русские, татары, украинцы, калмыки, белорусы – еще раз сердцем это уразумели.

Автомагнитола выдала песню с очень хорошими словами.

- Женя, чьи это слова? – спрашиваю у Налимова, в Афганистане он был сапером нашей 56-й десантно-штурмовой бригады. Его магнитола.

- Вроде как народные. Ребята слова меняли, дополняли.

- А кто поет? – оказывается, Костя Клюев, наш в прошлом спецназовец, не спал, тоже слушал.

- Александр Маршал. На кассете написано.

- А как песня называется? – это с переднего сиденья Николай Аксенов. Был там в нашей 56-й начальником группы разведки.

- "Братушка". Наши говорят, что как-то ночью на аэродром в Газни пробрались втихую десантники. И краской вывели по борту вертолета Майданова: "Братушка".

… Тот день, 28 октября 2015 года навсегда в памяти. Давно по сегодняшнему бегу времени было это - торжественное открытие памятника Николаю Майданову в Уральске. Было, но не прошло. Не останется в прошлом. Память о Николае Майданове мы, члены комитета СРО ООО "Российский Союз ветеранов" Олег Григорьевич Сараев, я и наши однополчане, перенесли и на берега Волги у Самары. На проводимые нами, ветеранами войны в Афганистане ежегодные международные Слеты воинов-интернационалистов и фестивали патриотической песни "Память". Здесь, на знаменитой Грушинской поляне в трехдневных программах достойнейшее место отводится ему, Майданову. Показательные выступления и соревнования юношей по дзюдо и айкидо областного спортклуба традиционно посвящаются памяти Майданова. Так это было и на последнем  шестом Слете в этом 2019 году. А наш "десант" снова в октябре отправляется в Уральск – к детям, в школу, названную именем Героя.

Валерий Штепо, член комитета Самарского регионального отделения ОООВ "Российский Союз ветеранов"

Фото: Евгения Налимова

Поделиться в соцсетях