На Вологодчине первую юбилейную медаль вручили Мери Котлер, активистке Вологодского регионального отделения Российского Союза ветеранов, оборонявшей блокадный Ленинград

Опубликовано Редакция - вт, 28.01.2020 - 18:26

Губернатор области Олег Кувшинников вручил вологжанке Мери Котлер государственную награду в день 76-й годовщины со дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В личной копилке жительницы Вологды медаль стала очередным знаком признания ее вклада в общую для всех Победу в самой кровопролитной в истории Отечества войне.

"В Вологодскую область поступило большое количество наград, и первую юбилейную медаль решили вручить именно Bам, Мери Файвушевна. Затем подобные награды в торжественной обстановке получат все ветераны Великой Отечественной войны, проживающие на территории региона,"  – отметил Олег Кувшинников.

Я лечила людей своим сердцем…

Всмотритесь, дорогие мои, в этот снимок. Женщина с прекрасными чертами лица, с подкупающей красотой греческой  Афродиты. Видно, что эта, не лишенная кокетства и  привлекательности женщина, дышит уверенностью. Это про  таких, как она, говорят, что они созданы для любви. От них всегда веет теплотой и материнской лаской.

Да пусть не обидится на меня Мери Файвушевна за эти слова, но трудно не выразить слова восхищения ей,  жительнице блокадного Ленинграда, которая в то время, когда в каждом доме на правах хозяйки поселилась смерть, и главное  было – выжить любой ценой и отстоять свой город от коричневой чумы фашизма, она сумела не только получить в осажденном городе самую гуманную профессию на земле – профессию врача, но и остаться Женщиной, Человеком с большой буквы, Врачом от Бога, свыше 50 лет посвятив лечению больных в нашей первой вологодской городской больнице.

Из воспоминаний Мери Котлер: "Родилась я в городе Ленинграде  в ... неважно, каком году. 21 июня 1941 года окончила 9 классов средней школы № 188. Был веселый, беззаботный бал. А утром началась война. В небе вскоре стали появляться немецкие самолеты. Первая бомбежка была 8 сентября 1941 года. Было очень страшно. Вой падающих бомб, грохот разрушенных домов и пожары. Утром я встала с постели с седой головой. Я и мои школьные друзья сразу же пошли в Дзержинский райвоенкомат. Нам поручили разносить повестки военнообязанным для явки на сборный пункт. Ночами дежурили на крышах, обезвреживая зажигательные бомбы. 5 декабря немецкой бомбой был разрушен наш дом, и мы получили комнату на этой же улице,  где жили раньше – на Чайковского.

Наступили самые тяжелые дни в Ленинграде. Холод, очень суровая зима, голод, отсутствие воды и канализации,  ставший намертво транспорт. Жить с каждым днем становилось все невыносимее. Мы теряли силы, становились дистрофиками. Выматывали очереди за хлебом. Чтобы получить свои 125 граммов, приходилось занимать очередь с ночи. За водой надо было спускаться по обледенелому берегу Невы, и люди становились рядом, помогая друг другу на скользком откосе достать святую воду. А ведь еще надо было из последних силенок донести или довезти на саночках ее до дома…"

1930 год.
За одиннадцать лет до блокады…
Мери с мамой.

Во время блокады Мери с 1942 года работала рабочей в "Спортрыболове", где вместе со своими товарками плела заградительные сети для аэростатов, которые днем и ночью висели в воздухе, прикрывая  измученный город. Тогда же, в страшном 1942 году, на домашнем "военном"  совете решили, что она  должна пойти учиться. Если выживет, станет врачом, если нет… Тем паче, во 2 медицинском институте студентам  давали рабочую карточку и стипендию. А карточка – это жизнь. На нее в сутки можно было получить целых 250 граммов  хлеба!

Не довелось Файвушу Нотлевичу отомстить за свой поруганный город. Свалила его тяжелая болезнь в том же, 1942 году. На руках матери Ольги Федоровны осталась дочь и больной муж. Но эта хрупкая женщина не сдалась судьбе. Надо было жить, и она пошла работать на хлебозавод.

Немного истории: на плечи людей работающих в хлебопечении возлагалась огромная ответственность. Нельзя было допустить не только малейших сбоев, но и нарушения пропорции ржаной муки и суррогатов, а тем более брака в работе. При голодной норме особенно было важно, чтобы хлеб был удовлетворительного качества. А добиться этого было не просто, если к муке примешивали до 40 процентов различных суррогатов и примесей, а припек довели до 68 процентов, прежде всего за счет повышения влажности…

Хлебопечение в осажденном городе возглавлял исключительно деятельный, творческий по натуре специалист  своего дела – Николай Смирнов. Он вместе с лабораторной службой вносил весомый вклад во все те усилия, которые помогали городу выжить. Остановка хлебных заводов означала бы катастрофу. Понимая это, он проявлял высочайшее самообладание, гибкость, умение маневрировать скудными ресурсами, предвидеть грядущие беды и  вовремя поднимать людей на их преодоление. А совсем рядом была война… Захватив ленинградские пригороды, гитлеровцы и ночью подвергали город массированным воздушным налетам и артиллерийским обстрелам. Однако, как не бесновались фашисты, продвинуться дальше им не удалось. Войска Ленинградского фронта, моряки Балтийского флота, все население города превратили его в неприступную крепость.

Горком партии и исполком Ленсовета сформировали на основе территориально–производственного принципа 150 отрядов народного ополчения по 600 человек в каждом, с задачей - в  случае прорыва противника в город биться за каждую улицу, каждый дом.

Свыше 70 % коммунистов и 90 % комсомольцев города с оружием в руках встали на отпор врагу. Только до конца сентября в Ленинграде и области было проведено 11 партийных мобилизаций, в результате которых в действующую армию в качестве политработников и политбойцов прибыло свыше 12 тысяч человек. Всего к тому времени ленинградская партийная организация послала на фронт более 75 тысяч человек.

В каждом районе города были созданы истребительные батальоны и отряды по борьбе с фашистской агентурой. Сотни тысяч ленинградцев под руководством специальной комиссии возводили неприступные для врага рубежи, общая протяженность которых составляла почти 900 километров!

В чрезвычайно трудных условиях наши войска сумели остановить врага, который был вынужден отказаться от попыток взять Ленинград штурмом.

"Немецкие войска дошли до южных предместий города, однако, ввиду упорнейшего сопротивления обороняющихся войск, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не было," - отмечал впоследствии гитлеровский генерал Типпельскирх.

В боях за Ленинград особо отличились воины 8, 42, 35-й армий, другие части и соединения. Именно на Ленинградском фронте получил жизнь почин – возникло движение снайперов, которое вскоре получило распространение и на других фронтах.

На подступах к Ленинграду наши войска активно сражались с во взаимодействии с авиацией, Краснознаменным Балтийским флотом.

После оставления Прибалтики, острова Сарема, Хиума и полуостров Ханка стали передовыми опорными пунктами флота и авиации, обороняющих Ленинград. Именно с передовых аэродромов, расположенных на Моонзундских островах, советские летчики совершали рейды в глубокий тыл противника, именно наш  земляк – вологжанин Герой Советского Союза полковник Евгений Преображенский - впервые в истории Великой Отечественной войны в ночь на 8 августа 1941 года вместе со своими боевыми товарищами произвел первый воздушный налет на Берлин.

А в осажденном городе люди не только готовились к защите, но и жили в ожидании Великой Победы, делая все для ее приближения.

Из воспоминаний Мери Котлер: "Я все же поступила в медицинский институт. Прошла мандатную комиссию, и меня зачислили на 1 курс. К тому времени я закончила всего девять классов и параллельно с обучением в вузе… училась в школе рабочей молодежи. В 1944 году закончила школу и еще 4 года доучивалась на врача. До института добиралась пешком: с улицы Чайковского до Пискаревки, а это почти пять километров. Для ослабленного голодом человека – расстояние огромное. Студенческая жизнь проходила в работе и учебе. На первом и втором курсе довелось поработать на торфопредприятии в поселке Ириновское под Ленинградом. И наш вклад, пусть и небольшой, помог, я надеюсь, кому–то выжить". (Только в январе 1942 года в Ленинград было доставлено 67 вагонов торфа, в  феврале – 92, в марте – 75 вагонов. Прим. - А.Р.) .  

В городе во весь рост встал топливный голод. Жгли все – начиная от заборов и деревянных домов и кончая мебелью в квартирах. По решению Ленсовета ломали деревянные дома и сооружения. Это позволило заготовить около 140 тысяч кубометров дров. Кроме того, были организованы лесозаготовки, для  проведения которых направлялись специально созданные отряды. В них работало около трех тысяч преимущественно ленинградцев, в основном девушек. Результатом их самоотверженного труда стали около 300 тысяч кубометров леса.

Мери навсегда запомнила день 27 января 1944 года, когда была прорвана блокада многострадального города и из репродуктора зазвучал голос Юрия Левитана. Отгремели праздничные салюты, высохли на щеках слезы радости, жизнь потихоньку возвращалась в нормальное русло. А она вместе со своими друзьями по- прежнему училась, а после занятий они убирали свой родной город. Будущие врачи понимали: чистота – залог здоровья.

Незаметно пролетели годы учебы, и  Мери, хорошистке, красавице, по которой вздыхал не один  парень, на выбор предложили – либо…  остров Сахалин, либо Вологду.  В какой–то степени сказались меркантильные интересы – Вологда ближе к дому, и она ткнула пальчиком в областной центр, который для нее, 21-летней блокадницы, на всю жизнь стал второй, малой родиной.

С 1948 по 1958 год она отработала участковым врачом. В зоне ее "ответственности", как вспоминает Мери Файвушевна, был участок от улицы Урицкого до Первомайской, плюс вся завокзальная часть города. Восемь тысяч человек ждали помощи от молоденького врача, и она не могла отказать им в доверии. Ночь-полночь, она колесила по городу. Слава Богу, хоть был транспорт… которым "рулил", конюх дядя Саша на своем верном коньке Руслане.

Страна вставала из руин, специалистов всех  профилей, в том числе и врачей, не хватало, и ей нередко, особенно в праздники на "откуп", доставался весь наш город. Возвращались домой фронтовики, и редко кто из них не нуждался во врачебной помощи. Вот и крутись доктор, как хочешь! Но перед глазами вставали те, кто не выжил в блокадном Ленинграде, кто потерял здоровье в борьбе с ненавистным врагом, и словно приходило второе дыхание. 

- Кто же, если не я? -   и Мери с тяжеленной медицинской сумкой опять месила грязь по проулкам, отыскивая дом, где ее ждут, в нее верят.

Здесь в Вологде, она встретила свою судьбу – Григорий Равич, врач-терапевт, стал ее мужем.

Через десять лет ей предложили возглавить физиотерапевтическое отделение в первой городской больнице. К тому времени у нее уже была хорошая медицинская практика, тем более, физиотерапия, новое по тем временам направление в медицине притягивало своей новизной, и она без колебаний согласилась.

До сих пор Мери Котлер с благодарностью вспоминает Ольгу Медведеву, врача от Бога, которая преподала ей основы новой специальности, потихоньку, полегоньку, передавала свой богатейший опыт молоденькой ученице. Но и ученица не сидела на месте.

Поняв, что знаний, полученных в альма-матер, явно недостаточно, она повышает квалификацию в Государственном институте повышения квалификации врачей, едет в Крым, в институт имени Семашко…

Мери Файвушевна уверена - чтобы  стать  хорошим физиотерапевтом, надо обязательно иметь базовую специальность, иметь большую врачебную практику, а самое главное – выполнять свою работу сердцем. Ведь физиотерапевт - это не только электротерапия, с которой многие из нас знакомы непонаслышке, а и климатотерапия, талласотерапия, теплолечение, гидротерапия. И все эти процедуры, прописываемые больным, только тогда принесут пользу, когда ты четко представляешь, какой результат ты хочешь получить на выходе, когда ты искренне хочешь помочь человеку.

…Вологодская область задыхалась от нехватки медицинских кадров, и она начинает готовить медицинских сестер в базовом медицинском училище, расположенном на улице Герцена. 120 ее учениц по сию пору честно выполняют свой профессиональный долг!

А еще Мери Котлер благодарны тысячи и тысячи тех, кому она помогла вернуться к жизни, не потерять веру в себя, в то, что все еще будет хорошо.

51 год  отработала она в первой городской больнице. За ее плечами блокада, годы тяжелейшей работы, но она  до сих пор полна оптимизма и любви к людям.

"Когда я поняла, что мне пора на покой, я решила сделать это красиво, уходить на высоких каблуках и в товарном виде. Пусть запомнят меня молодой!"  - улыбка тонкими лучиками разбегается по ее лицу. Она помнит. И то, как ее завалили цветами коллеги, и то, как ей вручали самую памятную для нее награду – медаль "За оборону Ленинграда", и то, как она порою на улице встречает своих бывших подопечных, которые всегда с благодарностью вспоминают ее ласковые, нежные руки.

* * *

Послесловие:

Митинг, посвящённый 76-й годовщине со дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, прошел в Вологде на Пошехонском кладбище.

В этот день у мемориала со скорбящей матерью и умирающим сыном на руках собрались пережившие блокаду ленинградцы, для кого наша родная Вологодчина давно стала второй малой родиной, участники Великой Отечественной войны, губернатор Вологодской области, члены правительства, представители законодательной власти, члены Вологодского регионального отделения  "Российский Союз ветеранов", которыми руководит полковник запаса Анатолий Рахманин, "Союза защитников Отечества", "Союз-Чернобыль" России, школьники, представители Русской Православной Церкви,  общественности, для которых Лениград не просто точка карте, а вечная, неизбывная боль… 

Мери Котлер - крайняя справа

Подполковник запаса Александр Раевский, руководитель корреспондентского пункта сайта Российского Союза ветеранов в Вологодской области

Фото из архива автора и  пресс-службы  губернатора Вологодской области

* * *

Материал по теме: 

В России отмечают годовщину снятия блокады Ленинграда, которое произошло 76 лет назад >>>

Поделиться в соцсетях